Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Инвесторы торопятся в Иран

Надежда на смягчение санкций подталкивает их к выходу на рынок «самой диверсифицированной экономики в мире»


Financial Times

  • Статья
  • Отзывы 
  • В избранное
Инвесторы торопятся в Иран

Фото: A. Rudakov/Bloomberg

Представители международных инвестиционных компаний все активнее наведываются в Иран, ожидая достижения договоренности с Западом и снятия части санкций. Десятки управляющих фондами в последнее время посетили страну и начали анализировать иранские компании. Инвесторы, работающие на так называемых пограничных рынках, считают: если Иран откроется для иностранных инвестиций, они получат доступ на весьма развитый рынок.

Turquoise Partners из Тегерана, предоставляющая инвестиционные, брокерские и консалтинговые услуги, за последний год организовала визиты в страну более 80 иностранных инвесторов. «Прорыв в вопросе о санкциях может создать одну из самых интересных за очень долгое время инвестиционных возможностей», — говорит Доминик Бокор-Ингмар, управляющий портфелем в лондонской Charlemagne Capital, специализирующейся на инвестициях на развивающихся рынках.

За последний год он дважды приезжал в Тегеран, чтобы встретиться с представителями компаний, в которые можно было бы инвестировать, если Иран договорится о странами Запада об ограничении своей ядерной программы, в результате чего часть санкций могут быть отменена. «В Иране сильный средний класс и активный фондовый рынок», — говорит Сэм Вехт, управляющий фондом Frontiers Investment Trust компании BlackRock, планирующий визит в Иран.

«В Иране в наличии множество факторов, на которые мы обращаем внимание, инвестируя на пограничных рынках, таких как молодое население и растущий спрос на потребительские товары, а также на товары и услуги здравоохранения», — указывает Майкл Леви, инвестиционный управляющий фонда Baring Frontier Markets.

Рыночная капитализация примерно 500 компаний, зарегистрированных на Тегеранской фондовой бирже, составляет $106 млрд; ежедневный объем торгов на ней равен $80-100 млн. По этим параметрам тегеранский фондовый рынок похож на рынок Дубая. Отношение капитализации к прибыли у иранских публичных компаний (P/E) составляет 5,5, тогда как в индексе MSCI Frontier Markets — 10,5.

Санкции изолировали Иран от международной банковской системы, сильно ограничили экспорт нефти, нанесли серьезный удар по его экономике, которая страдает от высокой безработицы и инфляции. Ситуации еще больше осложнилась из-за 50%-ного падения цен на нефть. Но если санкции будут сняты, имеющиеся мощности позволят Ирану увеличить ежедневный экспорт с 1 млн до 3,5 млн баррелей, что быстро поддержит экономику, говорит Бокор-Инграм: «Нефтегазовые запасы Ирана — одни из самых больших в мире, но в целом его экономика не так сильно зависит от нефти и газа, как в других странах Ближнего Востока».

«Как ни удивительно, Иран — самая диверсифицированная экономика в мире. Он продает все товары из списка экспортных позиций МВФ, даже алкоголь, — говорит Чарльз Робертсон, главный экономист Ренессанс капитала”. — При более низких ценах на энергоресурсы его сельскохозяйственное и промышленное производство могут быть более конкурентоспособными, а валюта при этом относительно дешева».

Бокор-Ингмар собирается поначалу, если санкции будут сняты, рассмотреть возможность инвестиций в иранские банки; также он анализирует компании в таких секторах, как промышленное производство, здравоохранение, нефтехимия и машиностроение.

Банки действительно могут стать отличной начальной инвестицией, полагает Рамин Рабии, генеральный директор Turquoise Partners Group. Кроме того, говорит он, «если страна откроется, самым низковисящим плодом будут отели и услуги; все захотят приехать, а у нас сейчас недостаточно номеров». Инвесторы также отмечают достаточно высокое качество иранских потребительских товаров и полагают, что страна может экспортировать их в гораздо большем количестве, чем сейчас, особенно в другие страны Персидского залива.

Среди рисков, которые называют инвесторы, — достаточно высокий уровень участия государства в экономике, в том числе в части регулирования цен. «Государство вовлечено во многие сектора, но либерализация быстро набирает обороты, — говорит Рабии, но предостерегает: — Иранские регулирующие нормы очень забюрократизированы. Работать здесь может быть трудно, поскольку все осложняется бюрократией». Волатильность на фондовой бирже может быть высокой, некоторые акции низколиквидны, добавляет Рабии, но это обычная история для пограничных рынков. Зато в Иране есть независимый регулятор и центральный депозитарий, указывает он.

Коррупция также является серьезной проблемой, президент Хассан Роухани назвал ее существенным риском для экономического роста. Он пытается провести ряд социальных и экономических реформ, включая ужесточение надзора за банковской системой, введение запрета на экспроприацию земли и ограничение экономических полномочий Революционной гвардии Ирана. Робертсон называет Роухани «решительным реформатором среди политических сил, чья деятельность разрешена», но отмечает, что в правительстве ему приходится бороться с противниками реформ.

Если управляющие фондами готовы быстро выйти на иранский рынок в случае снятия санкций, провайдерам индексов потребуется время, чтобы включить его в свои инструменты, такие как MSCI Frontier Markets. Между тем, Turquoise объявила в январе, что работает над запуском биржевого фонда (ETF), который будет отслеживать динамику фондового индекса Тегеранской биржи. Робертсон ожидает, что как только санкции будут смягчены, иностранные инвесторы, специализирующиеся на развивающихся и пограничных рынках, начнут покупать акции отдельных компаний; по его мнению, это может случиться уже до конца года. Участники переговоров по иранской ядерной программе сейчас надеются заключить до конца марта рамочное соглашение и к июню окончательно согласовать его параметры. Правда, в прошлом году они планировали завершить переговоры в ноябре, однако не смогли договориться.

Но если договоренность все-таки будет достигнута, инвесторы, пришедшие первыми, будут вознаграждены в результате ожидаемого после смягчения санкций подъема фондового рынка и валютного курса. Инфраструктура для иностранных инвестиций, во многом, уже существует, указывает Бокор-Инграм, например, депозитарий и система расчетов на основе рынка Nasdaq. «Иран очень быстро станет значительной частью любого фонда, работающего на пограничных рынках», — говорит он.

Перевел Михаил Оверченко

 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку