Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Уоррен Баффетт не заплатил налогов на $62 млрд

Отложенные налоги Berkshire Hathaway он использует для инвестиций


Financial Times

  • Статья
  • Отзывы 
  • В избранное
Уоррен Баффетт не заплатил налогов на $62 млрд

Фото: C. Owen/AP

Уоррен Баффетт — один из самых известных сторонников повышения налогов (и, без сомнения, самых богатый из них). Менее известно то, что в своей компании он откладывает уплату налогов так долго, как только возможно. Как свидетельствует последний годовой отчет Berkshire Hathaway, компании удалось отсрочить налоговые выплаты на общую сумму $61,9 млрд. Это в восемь раз больше, чем налог на прибыль, который она должна заплатить за прошлый год ($7,9 млрд).

Возможность отложить уплату налогов дает Баффетту больше денег для инвестиций, что позволяет с течением времени увеличивать накапливаемый доход; инвестор как-то назвал это беспроцентным кредитом от правительства. Его подход также свидетельствует о том, насколько предприимчиво он использовал вопросы налогообложения в течение всей своей карьеры, в ходе которой Berkshire Hathaway, несмотря на бережливость, превратилась в одного из крупнейших корпоративных налогоплательщиков. Ее эффективная ставка налогообложения в последние три года составляла 28,2-31,1%, тогда как у General Electric и Apple, имеющих гораздо более крупный международный бизнес, позволяющий им использовать низконалоговые юрисдикции, — 14,2-14,6% и 25,2-26,2% соответственно. Стандартная ставка налога на прибыль в США — 35%.

Налоговый кодекс США стимулирует капиталовложения с помощью методов учета амортизации активов, таких как, например, электростанции и железнодорожная инфраструктура (в которые Баффетт активно инвестировал в последние годы). При эксплуатации этих активов компании могут платить налог с прибыли не сразу, а гораздо позднее. Подобные стимулы были еще более расширены после финансового кризиса. Энергетическое подразделение Berkshire Hathaway также пользуется налоговыми льготами, которые предоставляются производителям энергии из возобновляемых источников: так, в 2014 г. оно получило налоговый вычет в размере $258 млн в ветряной энергетике и $913 млн налоговой скидки для капиталовложений при открытии солнечных электростанций.

Баффетт также инвестирует премии, которые собирает страховое подразделение Berkshire Hathaway, прежде чем они будут использованы для выплаты возмещения.

«Он всегда был смекалистым, — говорит о Баффетте Уитни Тилсон, акционер Berkshire Hathaway и основатель Kase Capital. — Его немало бранили те, кому его предложение повысить налоги на богатых людей, — поперек горла. Но это вовсе не лицемерие — считать, что налоговые ставки слишком низки и вести бизнес таким образом, чтобы сократить налоговые выплаты до минимума».

Когда Баффетт 50 лет назад приобрел Berkshire Hathaway, бывшую в ту пору производителем тканей, компания не платила налогов из-за убытков, понесенных в предыдущие годы. При Баффетте она не платила и дивидендов: он утверждает, что найдет деньгам лучшее применение в виде инвестиций, которые позволят ему обыграть рынок. Кроме того, заявил Баффетт в 2012 г., получателям дивидендов придется заплатить с них налог, а если кому-то нужны наличные, он может продать часть акций, заплатив лишь налог на прирост капитала. «В Berkshire мы можем переводить гигантские суммы из бизнесов с ограниченными возможностями и использовать их для постепенных инвестиций в другие сектора с лучшими перспективами, не создавая при этом необходимости платить налоги», — написал он в письме акционерам, опубликованном в прошедшие выходные. Berkshire предпочитает инвестировать «навсегда», не раз заявлял Баффетт. В последнем письме он повторил свое обещание никогда не продавать дочерние компании (что может повлечь необходимость уплаты налога на прирост капитала).

Однако в последние годы Berkshire смогла выйти из некоторых долгосрочных и очень прибыльных инвестиций, не спровоцировав такой необходимости. В прошлом году она обменяла пакет акций Procter & Gamble стоимостью $4,7 млрд (прибыль по которому превысила $4 млрд) на акции ее «дочки» Duracell. Платить налог на прирост капитала (более $1 млрд) Berkshire не придется, пока она не продаст Duracell (если вообще когда-либо решит это сделать).

В прошлом году Berkshire провела еще две подобных сделки по обмену активами: сменила миноритарный пакет в Graham Holdings (бывшем владельце газеты Washington Post), который держала с 1970-х гг., на телекомпанию, а долю в энергетической компании Phillips 66 — на ее «дочку».

Тилсон считает подобный подход к налоговым вопросам важным фактором, способствовавшим долгосрочным успехам Баффетта. «Поесть можно лишь на те деньги, что остались после уплаты налогов», — говорит он.

Перевел Михаил Оверченко

 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку