Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Персона — Флемминг Орнсков, генеральный директор Shire

Флемминг Орнсков — о срыве объединения Shire и AbbVie, которое могло стать хитом 2014 г. на мировом фармацевтическом рынке, и дальнейшей стратегии Shire


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы 
  • В избранное
Персона — Флемминг Орнсков, генеральный директор Shire

Фото: Bloomberg

В начале года фармацевтическая компания Shire потрясла рынок объявлением крупной сделки — за $5,2 млрд она покупала NPS Pharmaceuticals Inc., американского производителя препаратов для лечения редких заболеваний. Сделка будет закрыта уже в I квартале, объявило руководство Shire. Рынок, на котором работает NPS Pharma, очень перспективен: по прогнозу Credit Suisse, к 2018 г. мировые продажи препаратов для лечения редких заболеваний составят $162 млрд против $108 млрд в 2013 г. и $81 млрд в 2008 г.

Shire была основана в 1986 г. и поначалу занималась продажей биологических добавок с кальцием в южной Англии. Несмотря на высокую оценку инвесторов (капитализация Shire — $42 млрд), компания до сих пор так и оставалась младшим игроком фармацевтической лиги по сравнению с такими британскими гигантами, как GlaxoSmithKline и AstraZeneca. Покупка NPS Pharmaceuticals усиливает позиции Shire как восходящей звезды мировой фармацевтической промышленности. По плану Орнскова, который в 2013 г. стал гендиректором Shire, компания к 2020 г. должна удвоить доходы до $10 млрд. «Возможно, я слишком амбициозен, но я чувствую, что у нас есть шанс стать значимым игроком», — говорит Орнсков.

Врач-бизнесмен

Флемминг Орнсков родился в 1958 г. в провинциальном портовом городе Эсбьерг на западном побережье Дании. Отец Орнскова держал небольшую продуктовую лавку. Тяжелым периодом для семьи стала болезнь отца — у него выявили туберкулез и он долгое время провел в больнице. Отец разделял планы сына стать врачом. Отец с детства прививал сыну интерес к физиологии. Сейчас Орнсков говорит: «Медицинское образование помогает мне в бизнесе — я всегда думаю: вот если бы я был врачом, как бы я отнесся к тому или иному лекарству».

Окончив Университет Копенгагена и получив диплом доктора медицины, Орнсков пошел работать врачом-педиатром.

Он лечил детей с 1985-1989 гг. А потом решил, что его стезя — бизнес, и отправился за новыми знаниями. В 1990 г. он получил степень MBA во французской бизнес-школе INSEAD. В 1994-1996 гг. учился в Гарварде, где получил степень магистра общественного здоровья. Параллельно с учебой в Гарварде началась работа на новом поприще — в фармацевтических компаниях. В 1994-2001 гг. Орнсков занимал различные руководящие должности в Merck & Co Inc. Потом перешел на пост президента Ophthalmics Europe и руководителя подразделения Novartis в США. За этим последовала череда мест работы: 2005-2006 гг. — исполнительный директор компании Ikaria Inc., 2006-2008 гг. — исполнительный директор LifeCycle Pharma, 2008-2010 гг. — президент по фармацевтическим средствам в Bausch & Lomb. В итоге, снискав известность на этом рынке, в 2010 г. Орнсков получил приглашение в Bayer. Там до 2012 г. он был директором по маркетингу фармацевтических препаратов. В 2013 г. он перешел на позицию генерального директора Shire plc.

Никаких обид, только бизнес

Сделка по покупке NPS Pharma — первая для Shire после того, как в октябре 2014 г. сорвалось ее слияние с американской AbbVie. Сделка с AbbVie могла бы стать рекордной за 2014 г. в области биотехнологий и фармацевтической промышленности. Орнсков говорит, что он присматривается к новым потенциальным объектам для покупки, поскольку хочет, чтобы его компания добилась такого же успеха, как Gilead Sciences или Biogen Idec. И все же с грустью вспоминает несостоявшуюся сделку с AbbVie.

Он рассказывает, как осенью прошлого года обедал с Риком Гонсалесом — генеральным директором AbbVie. Сделка стоимостью $55 млрд, согласно которой AbbVie покупала бы Shirе за наличные и акции, была согласована руководителями компаний за три месяца до этой встречи. И не было ни намека на то, что она может не состояться. После сделки Гонсалес становился бы шефом Орнскова, которому в новой конфигурации отводилась роль руководителя нового подразделения AbbVie по разработке препаратов для лечения редких заболеваний.

«Мы распрощались c Гонсалесом в пятницу, в субботу утром я получил от него письмо, в котором он писал о большом энтузиазме в отношении нашего объединения, — вспоминает Орнсков, — а спустя 10 дней мне позвонила председатель правления Shire Сьюзан Килсби и сказала, что сделки не будет».

«Я был ошеломлен», — вспоминает Орнсков. По его словам, вовсю шли переговоры об интеграции бизнесов, а теперь надо было все останавливать и сообщать сотрудникам, консультантам и проч., что сделки не будет.

Мотив отказа AbbVie был прозаичен. Изначально компания планировала использовать эту сделку для оптимизации налоговых отчислений — за счет перемещения штаб-квартиры компании из США в Великобританию сократить отчисления корпоративного налога. Но развернутая осенью прошлого года американским правительством кампания против налоговой оптимизации корпораций сделала эту экономию бессмысленной: появился потенциальный риск обвинений в сознательном уходе от налогов. Руководство AbbVie еще раз взглянуло на цифры и решило, что возможный выигрыш от поглощения Shire не перевешивает потенциальные финансовые потери.

Орнсков быстро принял решение: не бездействовать, а срочно восстанавливать планы экспансии Shire, которые были приостановлены из-за сделки с AbbVie. В числе «подвисших дел» была покупка NPS Pharmaceuticals Inc. Переговоры возобновились. И уже в январе этого года было официально объявлено, что Shire покупает NPS за $5,2 млрд.

Сейчас Орнсков дает совет всем, кто ведет переговоры о крупных объединениях: «Пока не закрыта сделка, продолжайте работать как обычно, как сделал я. Когда велись переговоры о поглощении, сказал себе: я не собираюсь сидеть на заседаниях комитета по интеграции на протяжении трех месяцев. Это могут сделать другие люди. Я занялся организацией продаж. Я побывал в разных странах. Я просто пытался сохранить бизнес, пока идет объединение».

С Гонсалесом Орнсков не говорил со времен срыва сделки. В конце прошлого года он послал ему поздравление с помолвкой «У меня нет никаких обид. Это просто бизнес», — говорит он.

Новый план Флемминга

В целом на глобальном фармацевтическом рынке в 2014 г. было объявлено о слияниях и поглощениях на общую стоимость $368,6 млрд (данные Thomson Reuters). Это абсолютный рекорд с 1980 г., когда компания начала вести подобную статистику.

Shire может стать мишенью для поглощения снова, но со времени срыва сделки стоимость акции Shire выросла вдвое, и теперь компания скорее выглядит как хищник, а не как жертва.

Shire уже удалось собрать внушительный портфель специальных лекарств, которые в основном продаются в США. Shire слишком торопится завоевывать новые ниши. В прошлом году, например, это привело к скандалу. Минюст США выдвинул против компании целый ряд обвинений в нарушении закона о фальсификации правопритязаний, связанных с продвижением нескольких видов препаратов и проведением некорректной маркетинговой политики.

В частности, Shire обвиняли в продвижении препарата против гиперактивности и дефицита внимания Adderall XR (amphetamine/dextroamphetamine), при том что отсутствовали клинические данные, подтверждающие эффективность лечения с использованием Adderall XR. Shire решила не спорить с минюстом и согласилась выплатить штраф в размере $56,5 млн. Тогда Орнсков заявил, что в компании «рады, что этот вопрос остался уже позади».

Одним из прибыльных направлений бизнеса Shire стали лекарства для лечения тревожности у молодых американцев — это принесло в 2014 г. $1,8 млрд выручки.Направление лекарств для лечения редких заболеваний — один из самых динамичных сегментов фармацевтического бизнеса: благодаря прорывным методам лечения удается бороться с заболеваниями, которые ранее считались неизлечимыми или опасными для жизни.

Бизнес NPS выведет Shire на рынок лекарств от таких заболеваний, как врожденный ангионевротический отек или синдром гипопаратиреоза. «После покупки NPS я потратил огромное количество времени на чтение литературы о гипопаратиреозе и синдроме короткого кишечника», — рассказывает Орнсков. По прогнозам, после закрытия сделки эти два препарата будут обеспечивать главную часть доходов Shire.

FT, 15.02.2015, ЕКАТЕРИНА КРАВЧЕНКО


 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку