Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Персона — Росс Макьюэн, исполнительный директор Royal Bank of Scotland

Почему для хорошего банка размер не имеет значения, почему надо менять подход к банковскому бизнесу и почему следует сбегать от лондонской суеты на ферму в Новую Зеландию, рассказывает исполнительный директор крупнейшего госбанка в Великобритании Royal Bank of Scotland (RBS) Росс Макьюэн

Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы4
  • В избранное
Персона — Росс Макьюэн, исполнительный директор Royal Bank of Scotland

Фото: Simon Dawson/Bloomberg

Череда скандалов
Двухлетнее расследование регуляторов нескольких стран — Британского управления по финансовой деятельности (FCA), Комиссии по срочной биржевой торговле США (CFTC) и швейцарского регулятора Finma закончилось начислением штрафов в $4,3 млрд для шести банков — HSBC, UBS, Citigroup, Royal Bank of Scotland, JPMorgan и Bank of America (BofA). «Штрафы свидетельствуют о тяжести нарушений, и банки должны принять меры, чтобы их трейдеры не пытались перехитрить систему ради прибыли», — заявлял гендиректор FCA Мартин Уитли. Хотя оборот у Forex составлял $5,3 трлн в день, этот рынок является слаборегулируемым, считают регуляторы. Это дало возможность трейдерам банков участвовать в сговоре для манипулирования курсами: они искусственно создавали ситуацию, чтобы добиться stop-loss для клиентов и увеличить свою прибыль, а также делились конфиденциальной информацией о клиентах в специализированных чатах — «Игроки», «Три мушкетера».
Несмотря на расследования и внутренние проверки самих банков, нарушения в некоторых из них продолжались до октября 2013 г., отмечает FCA. За последний год банки уволили или отстранили от работы более 30 трейдеров, некоторым из них грозят уголовные обвинения.
За манипуляции ставкой LIBOR 12 банков выплатили $6,5 млрд штрафов. Три американских банка заплатили $36,7 млрд штрафов за нарушения при продаже ипотечных бумаг. В период бума доткомов аналитики банков выпускали завышенные рекомендации по акциям компаний, покупавших у них инвестиционно-банковские услуги.

Кризис сделал банк государственным
Royal Bank of Scotland (RBS) основан 31 мая 1727 г. Королевской хартией в Эдинбурге.
Открыл свой первый филиал в Глазго в 1783 г., в Лондоне — в 1874 г. 
За почти три столетия существования банк расширил свою сеть: сейчас включает в себя такие бренды, как RBS, NatWest, Ulster Bank, Coutts, Citizens и другие компании, предоставляющие финансовые услуги.
В 2007 г. консорциумом RFS Holdings B.V., состоящим из The Royal Bank of Scotland Group plc, Fortis SA/NV и Banco Santander S.A., была приобретена группа ABN Amro по всему миру за 71 млрд евро ($98,5 млрд).
В апреле 2008 г. RBS провел допэмиссию на сумму 12 млрд фунтов стерлингов (15 млрд евро) в связи с потерями, обусловленными ипотечным кризисом, а также из-за возросших расходов на сделку по поглощению ABN Amro Holding N.V. Прибыль до уплаты налогов за шесть месяцев 2008 г. составила 691 млн фунтов стерлингов (в сравнении с 5 млрд фунтов стерлингов за аналогичный период 2007 г.).
В октябре RBS получил от правительства Великобритании кредитную линию в размере 20 млрд фунтов стерлингов ($34 млрд) и перешел под контроль государства. Правительство страны выступило гарантом при продаже акций RBS по цене 65,5 пенса, а также приобрело привилегированные акции банка на 5 млрд фунтов. Главный исполнительный директор RBS Фред Гудвин, занимавший этот пост с 2000 г., подал в отставку.
Чистый убыток за 2008 г. составил 24,1 млрд фунтов стерлингов ($34,3 млрд) и стал рекордным за все время существования банка. RBS объявил о масштабной реструктуризации.
В 2012 г. королева Елизавета II лишила Гудвина рыцарства, которое он получил за «вклад в банковское дело», после того как с соответствующей рекомендацией выступил правительственный комитет. Ранее звания рыцаря лишали только осужденных преступников и людей, исключенных из профессиональных организаций.
В I квартале 2012 г. чистый убыток RBS составил 1,52 млрд фунтов стерлингов ($2,47 млрд), превысив показатель предыдущего года почти втрое.
В конце июня 2012 г. международное рейтинговое агентство Moody’s понизило рейтинг RBS с А3 до Ваа1, определив при этом прогноз как «негативный», а это означает, что эксперты агентства не исключают дальнейшего понижения рейтинга.
Согласно официальному заявлению агентства, причиной понижения рейтинга стало то, что банк «подвержен волатильности и возможным крупным убыткам».
В 2013 г. правительство в очередной раз сменило гендиректора RBS, поставив руководить им Росса Макьюэна.
RBS является одним из трех шотландских банков, до сих пор сохранивших право выпускать собственные банкноты.

Royal Bank of Scotland
Банковская группа
Основной владелец — правительство Великобритании (68,05%).
Капитализация — 44,3 млрд фунтов стерлингов ($68,05 млрд).
Финансовые показатели (на 30 сентября 2014 г.):
активы -1,05 трлн фунтов стерлингов ($1,6 трлн),
капитал — 64,8 млрд фунтов стерлингов ($100,6 млрд),
чистая прибыль (9 месяцев 2014 г.) — 940 млн фунтов стерлингов ($1,5 млрд).
Источник: данные Bloomberg на 15.02.2015

  Эта публикация основана на статье «“По-настоящему международных банков останется очень мало”, — Росс Макьюэн, исполнительный директор Royal Bank of Scotland» из газеты «Ведомости» от 17.02.2015, №27 (3773).

Вряд ли кто-нибудь из топ-менеджеров глобальных финансовых групп может похвастаться тем, что умеет поставить корове клеймо или знает, как выманить ангуса из коровника, за исключением исполнительного директора RBS Росса Макьюэна.

Макьюэн занял пост исполнительного директора RBS в 2013 г. Ничто не предвещало ему столь блестящего карьерного взлета на банковском поприще в Сити: после университета он работал менеджером по персоналу в компании Unilever в Новой Зеландии и с детства не любил цифры — в университете он сдал экзамен по бухучету лишь с третьего раза. Комфортнее общаться с людьми, чем с цифрами, признает Макьюэн. Но банковский бизнес меняется столь радикально, что нужно принимать решения о сокращении расходов на миллиарды долларов, считает он: «Не нужно бояться множества нулей».

«Мы решили избавиться от бизнесов, которые не приносят нам хорошую отдачу и не связаны с нашим основным бизнесом в Великобритании», — решительно заявил он, когда принял руководство банка. По его словам, топ-менеджмент делает упор на то, чтобы сконцентрироваться на британском рынке.

До кризиса на зарубежные операции RBS приходилось 40%, в планах — снизить их до 25%.

Чем далекая ферма помогает банкиру

У Макьюэна своя ферма в Окленде (Новая Зеландия). Он ездит туда два раза в год, чтобы отдохнуть от лондонской суеты, и дело не только в том, что его притягивает тишина и размеренность новозеландской жизни, есть и экономическая причина. Ферма в Новой Зеландии стоит столько же, сколько крошечная квартира в Лондоне, отмечает Макьюэн: «Это хорошая альтернатива для вложения денег». И главное — жизнь на ферме в Новой Зеландии, на первый взгляд полная противоположность тому, что он делает в Лондоне, помогает ему лучше понять банковский бизнес.

Владельцам малого бизнеса приходится делать совершенно другой выбор, чем топ-менеджерам крупных банков: например, им приходится иногда думать, следует ли нанять второго батрака в период пика работ на ферме или лучше обойтись собственными силами. Это дилемма другого рода, признает Макьюэн, совсем далекая от тех задач, которые приходится решать менеджменту национализированного британского банка RBS — ему в последнее время, напротив, приходится сокращать персонал в промышленных масштабах.

Железная хватка

Макьюэн источает дружелюбие, но те, кто знает его ближе, отмечают, что он способен быть очень жестким, когда это необходимо.

«Он умеет держать людей на крючке», — говорит один из топ-20 акционеров RBS. Некоторые думают, что этот навык у него от спорта: в школе он играл в регби, в университете — в баскетбол. «Он очень решительный человек и умеет быстро принимать решения и хорошо отбирать кадры», — добавляет один из акционеров.

Макьюэн уверен в правильности избранной стратегии RBS и ожидает, что банк в конце февраля впервые со времен кризиса отчитается о прибыли до налогообложения.

Купили за долги

Давно остались в прошлом времена, когда RBS был крупнейшим в мире банком по размеру активов. В 2008 г. RBS был выкуплен государством за 45,5 млрд фунтов стерлингов и стал самым крупным госбанком страны. Со времени кризиса балансовый счет RBS сократился более чем вдвое, число сотрудников уменьшилось в 1,8 раза. Возвращать славу крупнейшего мирового игрока топ-менеджмент не планирует: руководство намерено серьезно скорректировать его структуру. Правительство Великобритании собирается разделить RBS на хороший и плохой банки, последний займется управлением токсичными активами в размере 38 млрд фунтов стерлингов.

В ближайшие 3-5 лет топ-менеджмент намерен сократить 30 000 сотрудников. Сейчас в штате банка 120 000 человек.

В планах руководства — провести серьезную реструктуризацию операций, в том числе закрыть офисы на рынках стран Азии, Ближнего Востока, Европы и США, значительно урезать инвестиционное направление. Среди активов, которые будут выставлены на продажу, — частный банк Coutts.

Претензии регуляторов

Одна из главных забот Макьюэна — необходимость урегулирования претензий в США, связанных с размещением ипотечных бумаг. По оценкам аналитиков, урегулирование претензий будет стоить RBS еще около 5 млрд фунтов стерлингов. RBS также предстоит сократить свою долю в компании Citizen, которая специализируется на розничном кредитовании, до 30% к концу этого года. Этот ключевой шаг позволит привести соотношение объема обязательного капитала к резервам до 12%. Чтобы выполнить это требование, Макьюэн и большинство топ-менеджеров банка отказались от бонусов на три года.

RBS планирует сконцентрироваться лишь на нескольких направлениях работы: розничных потребителях, малом бизнесе, крупных корпорациях. Ожидается, что банк постепенно откажется от инвестиционного бизнеса.

Ставка на региональные рынки

Макьюэн считает, что его стратегия на сокращение бизнеса диктуется временем. Регуляторы справедливо хотят, чтобы их банковские системы стали безопасными и не имели проблемных активов.

На самом деле банки фокусируются на региональных рынках, хотя и продолжают активно работать на глобальных площадках, объясняет Макьюэн.

Более жесткие требования к банкам со стороны регуляторов усложняют банковский бизнес, особенно трудно становится тем игрокам, у которых сохраняются глобальные амбиции, в их числе JPMorgan Chase и HSBC, признает он. «Мне кажется, со временем по-настоящему международных банков останется очень мало», — говорит он.

Чтобы выполнить все требования нормативно-правовой базы регуляторов на локальных рынках, потребуется большой штат и нужно будет запирать огромные средства на локальных рынках, чтобы выполнить нормы обязательного резервирования, отмечает Макьюэн: «То, к чему привыкли крупные международные банки — перемещать капиталы в таких объемах через разные рынки, — уже будет невозможно».

Сокращать миллиардами

Макьюэн помнит, насколько скептичны были инвесторы, когда он объявил о планах сокращения издержек на 1 млрд фунтов стерлингов в первый год реструктуризации банка (на тот момент они составляли 18 млрд фунтов стерлингов).

Большинство акционеров считали, что это слишком агрессивный подход и он не сработает, вспоминает он. Банковский бизнес меняется столь радикально во всем мире, что нужно принимать жесткие решения о сокращении расходов, которые стоят миллиарды долларов.

Не надо гнаться за масштабом операций, размер не имеет значения, убежден Макьюэн. «Многие наши расходы — это издержки большой глобальной группы, но таковой мы больше не являемся. Я хочу управлять не крупнейшим в мире банком, а лучшим банком Великобритании», — заявил он.

Проблемы с репутацией

Возможно, самой большой проблемой для Макьюэна является восстановление репутации банка, который оказался втянут в череду скандалов, в том числе по итогам разбирательства вокруг манипулирования процентными ставками LIBOR и обменными курсами валют.

«Каждый из скандалов нанес удар по доверию к RBS. Но с этим ничего не поделаешь, — вздыхает он. — Нужно восстанавливать доверие и вернуть доброе имя банку».

Еще один неприятный эпизод — штраф RBS за сбой в работе информационной системы в 2012 г., который оставил миллионы клиентов без доступа к своим счетам в течение нескольких дней.

Макьюэн говорит, что проблема в IT-платформе была полностью решена, в том числе за счет замены основного процессора в системе, которая стоила банку 750 млн фунтов стерлингов.

«Я теперь точно знаю, что сейчас у нас более устойчивая IT-платформа и она более комфортна для работы», — говорит он. «И даже если система упадет, то ее удастся быстро поднять», — добавляет он. Хотя Макьюэн признает, что еще многое предстоит сделать для оптимизации системы и всех технических приложений, которых сейчас более 3000.

Сильнее всего его раздражают «завлекалочки» других банков в виде неоправданно высоких ставок по кредитным картам и сбережениям. Это первое, что он свернул в RBS. Практики предлагать неоправданно высокий доход по вкладам нет ни в Австралии, ни в Новой Зеландии, говорит он.

Дешевая нефть — еще одна проблема

Резкое снижение цен на нефть принесло проблемы многим банкам. Хотя британские банки традиционно не были самыми крупными игроками на рынке нефти (серьезнее вкладывались в этот сегмент американские и канадские финансовые учреждения), однако с начала сланцевой революции в США в 2011 г. они серьезно увеличили кредитование энергетических компаний, и сильнее всего эти проблемы затронули RBS: объем высокорискованных займов составил $14,3 млрд. Cопоставимая сумма плохих долгов оказалась у Barclays ($10,5 млрд) и HSBC ($4,7 млрд).

Использованы материалы FT 


 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку