Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Интервью — Шин Донг Бин, председатель правления Lotte Group

Зачем Lotte удваивает инвестиции в России и за счет чего компания растет на 16% ежегодно, как заставить корейцев работать меньше и зачем вводить в топ-менеджмент женщин, рассказывает руководитель одного из крупнейших корейских холдингов — Lotte Group Шин Донг Бин


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы 
  • Фото
  • В избранное
Интервью — Шин Донг Бин, председатель правления Lotte Group
 
Биография
Родился 14 февраля 1955 г. в Токио. Окончил христианский университет Aoyama Gakuin (Токио), получил степень MBA в Columbia Business School

1981
начал работать в Nomura Securities, с 1982 г. — исполнительный директор Nomura International Ltd.

1988
начал работать в Lotte Shoji — компании, продающей сладости и напитки в Японии

1990
управляющий директор Honam Petrochemical (ныне Lotte Chemical)

1997
заместитель председателя правления Lotte Group

2011
назначен председателем правления Lotte Group

На фоне Пушкина снимаются корейцы
На площади перед флагманским отелем Lotte в Сеуле в 2013 г. был установлен памятник Пушкину — дар Корее Союза писателей России. «Это символ наших давних отношений с Россией, которые восходят к 1988 г., когда в Сеуле проходили XXII летние Олимпийские игры, — рассказывает Шин Донг Бин. — Тогда у СССР уже появились проблемы, и Lotte стала одним из спонсоров национальной команды. Таким образом, история отношений Lotte и России дольше, чем у любой другой из корейских компаний, и даже дольше, чем история дипломатических отношений двух наших стран, которые были установлены только в 1990 г.».
«Поэтому, когда возникла идея установить в Сеуле памятник Пушкину, мы сразу предложили площадь перед нашим отелем и предложили назвать ее именем Пушкина, — добавляет Шин Донг Бин. — И учтите, что эта земля — одна из самых дорогих в Корее».


увеличить

Lotte Group
многопрофильный холдинг
Акционеры: контрольный пакет у семьи основателя Шин Гёк Хо.
Финансовые показатели (2013 г.):
Выручка — $75 млрд,
Прибыль — $3,27 млрд.

  Эта публикация основана на статье «“Lotte Group вложит в Россию более $1 млрд”, — Шин Донг Бин, председатель правления Lotte Group» из газеты «Ведомости» от 19.02.2015, №29 (3775).

В переговорной председателя правления Lotte Group Шин Донг Бина особое место занимают два объекта: полка с изданиями романа «Страдания юного Вертера» на разных языках и 250-летний кирпич из здания, в котором откроется отель Lotte в Петербурге. Роман Иоганна Вольфганга Гете — сакральный для пятого по величине холдинга Южной Кореи: студент-романтик Шин Гёк Хо, 70 лет назад приехавший учиться в метрополию, выбрал имя главной героини романа, Лотты, для своей компании по производству кондитерских изделий, которую он зарегистрировал в Токио в 1948 г.

Будущий петербургский отель Lotte — символ мощи и амбиций корейского чеболя: гостиница стоимостью $140 млн откроется в 2017 г. по соседству с «Англетером», W Hotel и Four Seasons (основатель Four Seasons Hotels & Resorts Айседор Шарп полвека назад сам шел тем же путем, открыв свой первый зарубежный отель в Лондоне, рядом с историческими отелями, которые были символами роскоши и гостеприимства). Россия занимает особое место в планах Lotte Group: по словам Шин Донг Бина, в ближайшие три года группа удвоит объем вложений в нашу страну до более чем $1 млрд, став «крупнейшим корейским инвестором в России».

Бизнес в Южной Корее Lotte начала в 1967 г. Вслед за производством продуктов питания Шин Гёк Хо обратил внимание на розничную торговлю — современных форматов ритейла в Корее тогда практически не существовало. И это решение оказалось провидческим: сегодня на торговлю приходится 40% из $80-миллиардного оборота группы. Вслед за производством продуктов питания и торговлей Lotte находила новые сферы деятельности, оставаясь тем не менее рядом с конечным покупателем: строительство, гостиничный бизнес, туризм, парки развлечений, финансовые услуги…

Взрывной скачок роста бизнеса Lotte начался 20 лет назад, когда из Лондона в Корею вернулся младший сын Шин Гёк Хо — Шин Донг Бин. Вернулся с новым знанием после шести лет работы в инвестбанке Nomura: необязательно занимать деньги на развитие только у банков. Акционировав большую часть своих компаний, но сохранив над ними контроль, семья получила надежный источник дешевых финансов для дальнейшей экспансии. И в течение этих 20 лет корейский бизнес Lotte растет в среднем на 16% в год. В то время как японский стагнирует вместе с японской экономикой. И в результате корейский бизнес группы уже в 20 раз больше японского.

В Южной Корее Lotte — настоящий гигант, почти все, что связано с розничной торговлей и общественным питанием, принадлежит этому чеболю: без малого 2000 магазинов Lotte всех форматов и более 7000 супермаркетов 7-Eleven, рестораны TGI Friday’s и сеть фастфуда Lotteria, кофейни Angel-in-us Coffee и магазины Zara и Uniqlo

Cейчас главный проект Lotte в Корее — строительство 555-метрового небоскреба Lotte World Tower в Сеуле. Чтобы согласовать появление такого гиганта в центре города, Lotte потратила 20 лет и $100 млн. Для сооружения небоскреба стоимостью $3,5 млрд была cоздана отдельная компания, которую возглавил лично Шин Гёк Хо; предприниматель, родившийся в 1922 г., заявил: «Я не умру, пока не дострою эту башню». 123-этажный небоскреб должен быть открыт в конце 2016 г., в нем среди прочего расположится самый высокий отель в мире и самая высокая открытая смотровая площадка — на высоте 500 м.

Завоевав местный рынок, Lotte Group отправилась покорять рынки соседних государств, особое внимание уделив Вьетнаму, России, Индонезии и Китаю — к 2018 г. эти страны должны давать группе 30% оборота. В Китае и в Индонезии, как когда-то в самой Корее, главным драйвером роста Lotte является розничная торговля. Но бизнес не работает только по шаблонам — в России у Lotte выстрелил не универмаг, а отель, открытый в 2010 г. и ставший первым иностранным отелем сети Lotte Hotels & Resorts. Хотя поначалу Москва, избалованная «ритцами» и «хайятами», отнеслась к гостинице Lotte скептически: «Какой такой люксовый отель из Кореи?» Но за несколько лет Lotte Hotel Moscow завоевал репутацию одной из лучших гостиниц столицы. И этот успех убедил руководство группы, что сеть Lotte Hotels & Resorts способна стать глобальной: сегодня отели Lotte есть в США, во Вьетнаме, в Узбекистане, причем, уверовав в свои силы, корейцы готовы не только строить собственные гостиницы, но и брать в управление чужие, в том числе и в России.

Став огромной диверсифицированной группой, Lotte тем не менее остается семейной компанией и по сравнению с публичными или государственными холдингами может принимать решения гораздо быстрее. Что Lotte и демонстрирует.

Например, на принятие решения о создании совместного предприятия для строительства химического завода в США Lotte понадобилось всего четыре месяца, указывало агентство Nikkei. Завод будет выпускать этилен, а сырьем для него станет сланцевый газ, благодаря чему себестоимость этилена будет снижена на 30-40%.

Другой показательный пример механизмов принятия решений в Lotte — создание собственной марки пива Kloud, которое Lotte вывела на рынок в апреле прошлого года. Уже через 100 дней на долю Kloud приходилось 16% от всего пива, продаваемого в супермаркетах. «Пиво, которое до этого выпускалось в Корее, водянистое, — объясняет Шин Донг Бин. — В Корее любят пить его с виски. А мне не нравится такой стиль потребления. Поэтому мы решили создать в Корее новое высококачественное пиво, солод для него импортируется из Германии». Убедившись, что покупатели приняли новый продукт, в конце прошлого года Lotte удвоила производственные мощности и даже начала экспортировать Kloud в Лос-Анджелес, где большая корейская диаспора.

Ключевой вопрос для чеболей — наследование и преемственность: основатели стареют и отходят от дел, а наследники вступают в тайное или даже явное противостояние за контроль над многомиллиардными империями. Через это пришлось пройти Samsung, Hyundai, Kumho… Но в случае Lotte такое противостояние, кажется, уже исключено. Шин Гёк Хо, сохраняющий должность главного председателя Lotte, разделил свои акции между сыновьями, сообщали корейские и японские СМИ. Старший сын Шин Донг Джу ранее получил в управление японский бизнес — Lotte Holdings, младший, Шин Донг Бин, — корейский, Lotte Group. В прошлом году братья наперегонки начали скупать акции различных подразделений Lotte с рынка, стараясь собрать больший пакет. И в январе этого года грянула сенсация: было объявлено, что Шин Донг Джу лишается всех руководящих постов во всех компаниях группы Lotte. Сыновья отказались комментировать решение своего отца — корейское общество по-прежнему очень иерархично.

К 2018 г. Lotte поставила себе цель удвоить продажи и войти в число 10 крупнейших корпораций Азии. Такой рост возможен только в глобальном масштабе. И Шин Донг Бин меняет корпоративную культуру компании, используя лучшие мировые практики: корейцы должны работать меньше, но эффективнее; у группы, основной бизнес которой — розничная торговля, где 70% покупок совершают женщины, треть топ-менеджеров должны быть женщины…

Только бизнесом интересы Шин Донг Бина не ограничиваются: он владелец двух бейсбольных команд, в Японии и Корее; в ноябре прошлого года был избран президентом Корейской ассоциации лыжного спорта, и теперь его сверхзадача — подготовить к Олимпиаде-2018 лыжников, которые смогут достойно представлять свою страну на домашних Играх. Об этом и многом другом Шин Донг Бин рассказал в своем первом интервью российскому СМИ.

— Lotte Group — очень диверсифицированный холдинг: ваши компании занимаются производством продуктов питания и напитков, розничной торговлей, гостиничным бизнесом, строительством, даже нефтехимией. Но какие виды бизнеса кажутся вам наиболее перспективными для Lotte?

— Я думаю, что розничная торговля. Она сейчас дает 40% оборота нашей группы, и мы верим, что и в будущем она будет оставаться лидирующим направлением нашей деятельности по темпам роста. Чтобы поддержать темпы роста, в 2014 г. мы приняли стратегию многоканального развития розничной торговли, у нас для этого есть все: от гипермаркетов и универмагов до «магазинов на диване» и онлайн-торговли плюс собственные IT-решения и финансовые сервисы. Я уверен, что, когда наша стратегия будет реализована, мы встанем в один ряд с глобальными компаниями этого сектора, такими как Amazon.

Исторически наша группа была создана как производитель кондитерских изделий, но сегодня кондитерские изделия, безалкогольные и алкогольные напитки — это только 10% оборота. С точки зрения перспектив роста это по-прежнему солидный бизнес: темпы роста там не рекордные, но удовлетворительные. И вне зависимости от того, в каком состоянии находится экономика, этот бизнес остается очень стабильным.

— А как ваш гостиничный бизнес?

— Теперь хорошо — благодаря китайским туристам [начавшим приезжать в Корею]. Число российских туристов с прошлого года также растет благодаря отмене визового режима между Россией и Кореей. Даже несмотря на значительное ослабление рубля, в Корею из России в прошлом году приехало на 30% больше туристов, число россиян [в пятизвездочном] Lotte Hоtel Seoul выросло на 20%.

Хотя в целом, конечно, гостиничный и туристический бизнес очень зависит от состояния экономики и отличается очень серьезными колебаниями: например, из-за прошлогодних протестов в Гонконге загрузка гостиниц в регионе очень упала.

Ключевые факторы успеха

— Как появлялись новые бизнесы у Lotte? Почему, начав с производства кондитерских изделий, компания пошла в розничную торговлю и гостиничный бизнес, а, например, не в производство автомобилей или телекоммуникации?

— Lotte — корейский чеболь, но исторически инкорпорирована как японская компания, поскольку наш главный председатель [Шин Гёк Хо] учился в Токио (тогда Корея была колонией Японии) и основал там компанию после окончания Второй мировой войны. Позже он начал инвестировать в Корею. Уровень экономического развития Японии и Кореи тогда очень сильно различался, и наш главный председатель решил: в дополнение к производству продуктов неплохо было бы открыть универмаг в Корее. Он предвидел большой рост в розничной торговле в Корее — именно так и случилось. Это стало одним из ключевых факторов успеха Lotte. Мы начали как оператор универмагов, а затем добавили гипермаркеты, супермаркеты, магазины «у дома» и duty free.

— Название вашей компании Lotte восходит к имени главной героини «Страданий юного Вертера» Гете — Шарлотте. Вы знаете, почему ваш отец выбрал это имя для своей компании?

(Смеется.) Отец обожает Гете и однажды рассказал, что мечтал быть Вертером. Надо принимать во внимание, что в то время он был студентом, учился в чужой стране и, очевидно, страдал вдали от родины и близких. Лотту в романе Гете обожают все, и, выбирая такое имя для своей компании, отец хотел, чтобы и ее любили все клиенты.

— В каждом номере каждого вашего отеля есть томик «Страданий юного Вертера». А сколько изданий этой книги есть в вашей домашней библиотеке?

— Есть издания на корейском, японском, английском и немецком. Много лет назад я учил немецкий, но, честно признаюсь, что «Страдания юного Вертера» в оригинале не читал (смеется).

— Агентство Nikkei писало про вас: «Используя опыт, приобретенный в лондонском офисе Nomura Securities, председатель правления Lotte Group Шин Донг Бин с 2002 г. скупил около 40 компаний, потратив на поглощения $9,6 млрд. Какой путь развития Lotte Group вам кажется более перспективным — за счет естественного роста или поглощений?

— С 2001 г. Lotte купила 60 компаний. Естественный рост дает нам 2/3, поглощения — 1/3 роста. Но мы не хотим идти в сферы бизнеса, совсем новые для нас, предпочитая развиваться в тех, которые нам знакомы и понятны. Судостроением, автомобилями или самолетами мы заниматься не собираемся. Мы хотим оставаться рядом с конечными потребителями.

Единственное исключение — нефтехимия. Но даже в нефтехимии мы в том числе работаем и для конечных покупателей, являясь поставщиками комплектующих для телекоммуникационных и автомобильных компаний. Крупнейшая нефтехимическая компания Кореи — LG Chem, мы конкурируем с ними. Они незначительно больше нас, но у нас выше темпы роста.

— В гостиничный бизнес Lotte пришла по воле вашего отца или это было уже ваше бизнес-решение?

— Гостиничный бизнес отец начал развивать по просьбе корейского правительства. Наш первый отель [пятизвездочный] Lotte Hotel Seoul [на 1120 номеров] мы открыли в 1977 г. — до этого в Корее не было высококлассных отелей, и Корея как туристическое направление не существовала. Сегодня ситуация радикально другая. Конечно, помогли и летние Олимпийские игры, которые Сеул принимал в 1988 г. До этого момента основной поток иностранных туристов концентрируется в Сеуле. Но в 2018 г. Корея будет принимать зимние Олимпийские игры, и я надеюсь, что после этого туристы начнут приезжать в Корею и чтобы кататься на горных лыжах, и чтобы узнать корейскую природу. Что, естественно, будет очень хорошо и для Lotte.

— В столице XXIII зимних Олимпийских игр, Пхенчане, Lotte гостиницу строить не будет?

— Не будет. Потому что мы собираемся построить отель в курортном городе Сокчхо, где очень красивый пляж, — это недалеко от Пхенчана, всего 30 минут езды.

— Почти как в Сочи, где горнолыжные курорты тоже близко от моря.

— Я был в Сочи года за три-четыре до начала Игр. Тогда многие объекты еще только начинали строиться, и я, честно говоря, сомневался, успеют ли все достроить. Но Олимпиада в Сочи прошла столь блестяще, что нам, корейцам, теперь надо трудиться очень упорно для организации будущих Игр.

Новые возможности в России

— Сейчас Lotte Hotels & Resorts — международная сеть, но первый заграничный отель был открыт в Москве в 2010 г. Как родилось это решение?

— Мы поставляли наши кондитерские изделия и мороженое на российский Дальний Восток из Кореи и завоевали там значительную долю рынка. И я подумал: почему нам не повторить то же самое в европейской части России? А собственный высококлассный отель в Москве — это помимо бизнеса прекрасный имиджевый проект, который будет работать на репутацию группы. Так и случилось: Lotte Hotel Moscow заработал отличную репутацию, и теперь мы собираемся открыть Lotte Hotel в Петербурге. Это будет классический люксовый отель, не апарт-отель, инвестиции в него составят $140 млн, и он должен быть открыт в 2017 г.

— Почему в кризис, когда другие компании сокращают инвестиции в Россию, вы решили их увеличить?

— Потому что кризис — это в том числе и новые возможности. Большая часть наших компаний торгуются на бирже, но Lotte Hotels & Resorts — нет, поэтому мы можем позволить себе рисковать, не опасаясь негативной реакции фондового рынка. В то время как другие наши бизнесы дают нам по 8-10% оборота и более, гостиничный бизнес — пока всего 2-3%, т. е. для группы это небольшой риск. Здание отеля мы покупаем в собственность, и я уверен, что в будущем эта недвижимость будет дорожать.

— Гостиничные сети в последние годы повсеместно избавляются от недвижимости: продают принадлежащие им здания отелей специализированным компаниям и фондам и оставляют себе лишь функции управления. Lotte готова рассматривать для себя такой вариант — управления чужими отелями?

— Да, мы ведем переговоры по управлению двумя отелями в Центральной России. Отели — это очень хорошо для брендинга. Кроме того, в следующем году мы собираемся удвоить мощности нашей кондитерской фабрики в Калуге.

Еще раз: мы рассматриваем кризис как время возможностей для нас, поскольку мы всегда смотрим на долгосрочную перспективу. Наши инвестиции — это наши обязательства: мы здесь и собираемся развиваться здесь.

— И сколько всего Lotte Group собирается инвестировать в Россию?

— Наши инвестиции в завод в Калуге, отель и универмаг в Москве составили $750 млн. В ближайшие три года мы инвестируем в Россию еще $500 млн. Таким образом, Lotte Group вложит в Россию более $1 млрд и станет крупнейшим корейским инвестором в России.

$100 млн за разрешение

— Lotte Group знаменита своими небоскребами, которые ваша группа сама же проектирует и строит. В Lotte Center Hanoi — 65 надземных этажей, у строящейся Lotte World Tower в Пусане будет 107 надземных этажей, у сеульской Lotte World Tower будет и того больше — 123 надземных этажа. Что сложнее всего в таких проектах: получить разрешение, построить или управлять?

— Сконструировать и построить несложно. Сложнее всего получить разрешение. Чтобы получить разрешение на строительство Lotte World Tower в Сеуле, нам понадобилось почти 20 лет. Дело в том, что неподалеку от нашей башни располагается небольшой аэродром, который используется по большей части корейскими ВВС. Возникла серьезная дискуссия: нарушает ли наш небоскреб высотный регламент, который требуется аэродрому, или нет. Переговоры продолжались почти 20 лет, и в результате мы потратили почти $100 млн, чтобы развернуть взлетно-посадочную полосу аэродрома на три градуса.

— В Сеуле есть и другие высотные здания, пусть и не столь впечатляющие. А в Ханое ваш небоскреб смотрится абсолютным монстром на фоне существующей в городе застройки. Сложно было получить разрешение на строительство во Вьетнаме?

— Нет — потому что правительство хотело комплекс зданий такого уровня в городском центре. В Lotte Center Hanoi расположены офисы, апартаменты, магазины, а также посольства семи государств, включая ФРГ и Малайзию.

— Штаб-квартира вашей компании переедет в сеульский Lotte World Tower, когда небоскреб будет достроен?

— Да, и не только штаб-квартира. С 61-го по 85-й этаж в небоскребе будут апартаменты, в том числе и моя новая квартира. А еще выше, на 86-119-м этажах будет шестизвездочный, самый высокий в мире, отель. Надеюсь, с соответствующими — самыми высокими в мире — ценами (смеется).

— В сеульском Lotte World Tower будут работать более 20 000 человек, а посетителей магазинов будет на порядок больше. Как вы обеспечите транспортную доступность?

— Часть нашего земельного участка, на котором находится Lotte World Tower, мы передали городу, чтобы он смог расширить прилегающие дороги. В подземной части башни будет огромное парковочное пространство на 3500 автомобилей, включающее парковки для автобусов. Так что пробок быть не должно. Я считаю, что высокое здание с прилегающими широкими дорогами лучше, чем маленькое с узкими.

Изменить ментальность

— Lotte появилась в Японии в 1948 г., бизнес в Корее компания начала лишь спустя 19 лет. Однако теперь ваш корейский бизнес в 20 раз больше японского. Как так получилось?

— Потому что корейская экономика была менее развитой и росла гораздо быстрее японской. В течение последних 20 лет наш корейский бизнес растет в среднем на 16% в год. В то время как японская экономика стоит на месте. 20 лет назад многие японские компании были лидерами мировой экономики — Sony, например; сегодня это совсем не так. В Японии у нас производство кондитерских изделий, мороженого, ресторанный бизнес и один отель в Токио.

— В этом году ваш брат Шин Донг Джу лишился постов гендиректора и заместителя председателя правления Lotte Holdings. Кто теперь возглавляет ваш японский бизнес?

— Такаюки Цукуда, который до этого был президентом Lotte Holdings.

— Вы шесть лет проработали в Лондоне в инвестбанке Nomura. Какой опыт вы там приобрели?

— 20 лет назад, когда я присоединился к Lotte Group, наши компании не были публичными — мы занимали деньги у банков. Теперь, когда большая часть наших компаний котируется, мы можем привлекать деньги гораздо дешевле и вариантов финансирования у нас намного больше. И это одна из тех причин, почему в последние 20 лет мы показываем столь высокий рост.

Я стараюсь посещать собрания акционеров и встречи с инвесторами. Всякий раз, когда я бываю на них, мне задают очень сложные вопросы — как правило, задают управляющие европейскими или американскими фондами, у которых более краткосрочное видение и которые нацелены на быстрое реагирование. Но я нахожу, что это очень хорошо: если бы я не услышал этот вопрос там, я бы, может быть, вообще не задумался об этой проблеме.

С другой стороны, контроль над группой остается в руках семьи. И это дает нам возможность, во-первых, выстраивать долгосрочную стратегию и принимать риски, а во-вторых, принимать решения быстро.

— В Lotte Group ежегодно проходят плановые повышения менеджеров. Как организован этот процесс и что он дает компании?

— Исторически только вышестоящие начальники оценивали нижестоящих, но теперь мы развернули эту систему на 360 градусов: теперь и нижестоящие сотрудники оценивают своих начальников, а также люди на сопоставимых позициях. Это позволяет увидеть более объективную картину. Кроме того, это способствует развитию демократии в компании. В корейской корпоративной культуре начальник — это все, его распоряжение — закон. Мы хотим сделать систему гибче. Конечно, это небыстрый процесс — изменения идут уже 10 лет, с тех пор как я занял пост вице-председателя Lotte. В том числе мы стараемся перенимать опыт наших бизнес-партнеров — таких как PepsiCo, Canon, — мы многому у них учимся, сочетая их лучшие бизнес-практики с нашей корпоративной культурой.

— Lotte объявила, что хочет довести долю женщин среди топ-менеджмента до 30%. Что вам это даст?

— Во-первых, почему мы приняли такое решение. Потому что женщины составляют 70% покупателей наших кондитерских изделий и в наших универмагах. 20 лет назад, когда я начал работать в Lotte Department Store, все решения там, направленные в том числе и на женскую аудиторию, принимались мужчинами. Это, мягко говоря, странно. Уже тогда я понял — такую систему надо менять, иначе мы не выживем. Сегодня среди наших директоров порядка 5% — женщины. Конечно, в абсолютных цифрах это все еще очень мало, но по сравнению с другими корейскими компаниями много. К 2020 г. минимум 30% наших директоров будут женщины. Обязательно будут. В корейской ментальности строительство или нефтехимия — это мужские отрасли. Нет. Мы должны эту ментальность изменить.

— Вы строите глобальную группу, поставили цель войти в число 10 крупнейших компаний Азии к 2018 г. Иностранные менеджеры для этого вам нужны?

— На локальных рынках мы привлекаем местных менеджеров. Например, в Казахстане, где у нас есть кондитерская фабрика, у нас всего два корейских менеджера, а остальные — местные. А программа повышения руководителей охватывает не только корейских менеджеров, но и иностранных. Например, в прошлом году в топ-менеджмент (executive posts) были введены управляющий Lotte Hotel Moscow Мортен Андерсен — он датчанин и Джозеф Бунтаран, руководитель оптовых продаж Lotte Mart Indonesia. Пока у нас есть целевые показатели только по проценту женщин в руководстве компании, но через 3-5 лет, думаю, появится следующий — по доле иностранцев в топ-менеджменте. Тогда, думаю, наши советы директоров будут проходить на английском вместо корейского. Вернее, такая практика у нас уже есть: в начале марта во Вьетнаме состоится ежегодное совещание директоров нашей компании, которая занимается продуктами питания, там будут менеджеры из Кореи, Японии, России, Казахстана, США и всех наших прочих стран — и там мы будем говорить по-английски.

— Каждая среда в офисах Lotte Group — это Family Love Day, когда сотрудники могут уходить с работы раньше. Зачем вы ввели такой день и как он организован?

— Мы хотим повышать эффективность труда и Family Love Day — одна из мер по достижению этой цели. Корейцы привыкли проводить на работе слишком много времени. И в некоторых случаях просто потому, что коллега остается в офисе: мне уже нечего делать, но я буду сидеть на работе, потому что и коллега сидит. Это глупо. Поэтому мы и ввели Family Love Day: чтобы побудить людей работать эффективнее и раньше уходить с работы. Изначально, когда мы ввели этот день, люди все равно продолжали сидеть до 22 часов. Но теперь мы просто отключаем [в 18 часов] кондиционирование и интернет, чтобы люди не могли работать и расходились по домам, к семьям.

— А ваш рабочий день сколько продолжается?

(Смеется.) Теперь я стараюсь уходить с работы раньше. Я прихожу в офис в 8.30 и стараюсь уходить до 19.00.

— Учитывая, что ваш бизнес охватывает все больше стран, путешествовать приходится много?

— Да. Минимум два раза в месяц я отправляюсь в страны Юго-Восточной Азии, Китай, Россию, раз в месяц езжу в Токио. Получается, что где-то четыре месяца в году я провожу вне Кореи.

Море, лыжи и бейсбол

— Не могу не спросить у владельца сети гостиниц и курортов: какой у вас любимый отдых?

— Летний.

— Летний?! И это говорит президент Корейской ассоциации лыжного спорта?!

(Смеется.) На горных лыжах я тоже катаюсь. Раз или два в году — в Корее, один раз — в Саппоро.

— Чего вы ожидаете от корейских лыжников на домашней Олимпиаде?

— Я только-только приступил к выполнению своих новых обязанностей — меня избрали президентом ассоциации в ноябре прошлого года. Что меня сразу удивило: какую слабую поддержку оказывало государство спортсменам-лыжникам. В коньках — фигурном катании и особенно шорт-треке — у нас есть сильные спортсмены. Но в лыжах ситуация совсем другая, из-за отсутствия поддержки наши спортсмены вынуждены были тренироваться в очень плохих условиях. И что происходит: если у вас нет сильных спортсменов, способных в том или ином виде спорта бороться за медали, болельщики на эти соревнования просто не придут. А это очень плохо для домашней Олимпиады. Поэтому нужно создать условия для подготовки спортсменов и стимулы для них. Обычно призовые устанавливаются только для обладателей медалей Олимпиад, но мы установим также призовые и для спортсменов, которые займут 4-6-е места. Но для меня важно не только, сколько медалей завоюют наши лыжники, но и сколько зрителей придет на их соревнования.

— Вы владеете двумя бейсбольными командами — Lotte Giants в Корее и Chiba Lotte Marines в Японии. Что вы любите больше — бейсбол или горные лыжи?

(Смеется.) Горные лыжи — это мое хобби, в бейсболе я не так хорош. Но бейсбол — это очень увлекательное зрелище для болельщика.

— И как вы оказались владельцем бейсбольных команд? Это еще ваш отец начинал, а вы продолжаете?

— Да. Исторически бейсбол был более популярен в Японии, чем в Корее, но теперь и в Корее все больше зрителей ходит на бейсбол — думаю, что по популярности бейсбол в Корее уже догнал Японию.

— Это прибыльный бизнес?

(Улыбается.) Нет. Наш главный председатель спрашивает меня, почему мы тратим столько денег на бейсбол. Но в Японии убыточны все бейсбольные команды за исключением одной, а в Корее — все команды без исключения. Интерес телевидения не слишком высок, а зарплаты спортсменов, напротив, очень высоки.

— Вы родились в Японии, окончили христианский университет в Токио, получили степень MBA в Columbia Business School, работали в Лондоне, у вашей группы бизнес в Азии, Европе и Америке… Ощущаете себя гражданином мира?

— Совершенно точно нет. Я кореец.

— Вы родились в богатой семье, состояние которой с тех пор выросло многократно, ваши дети могли позволить себе все. Как вы их воспитывали?

— Как обычных детей. И сейчас они живут обычной жизнью, а их работа никак не связана с Lotte. Мой сын работает в Nomura, как и я когда-то, — он устроился туда самостоятельно, без моего участия. Сейчас компания отправила его на обучение в США — он вновь студент. Моя старшая дочь работает в рекламном агентстве, независимом от нас, и моя младшая дочь тоже вышла на работу в компанию, не связанную с Lotte.

А что касается богатства, то большая часть моего состояния — бумажная, оно в ценных бумагах. И хотя они числятся за мной, я воспринимаю их как активы компании, не свои.

Сеул

Развитие событий: Lotte Group обсуждает покупку «Атриума» в Москве →

3 из 10Эволюция дизайна Lotte World Tower (1989 — 2015 гг.)
 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку