Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Персона Энди Палмер, генеральный директор Aston Martin

Возглавив Aston Martin, Энди Палмер реализовал свою детскую мечту. Теперь перед ним стоит задача вывести легендарного британского автопроизводителя из кризиса


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы 
  • В избранное
Персона Энди Палмер, генеральный директор Aston Martin

Фото: Gianluca Colla / Bloomberg

Энди Палмер проработал в Nissan почти 23 года и стал вторым по статусу руководителем компании после президента Карлоса Гона. Под руководством Палмера создавались такие успешные модели, как первый компактный кроссовер Qashqai, Juke (первый субкомпактный кроссовер), Leaf (бестселлер в нише экологически чистых электромобилей). Когда Палмеру предложили пост исполнительного директора Aston Martin, он долго раздумывал, поскольку слава британской автомобильной промышленности осталась в прошлом. Но в конечном итоге он принял предложение, и решающими оказались два фактора — наличие «доброжелательного спонсора» Daimler и возможность переезда на родину, где он еще в детстве мечтал стать директором автомобильного концерна. За свою историю Aston Martin переживал времена и пира, и голода, признает Палмер: «Компании исполнилось 102 года, и нужен новый план, чтобы у нее появилась возможность успешно развиваться в XXI в.».

Возможности и опасности

У Палмера репутация коммуникабельного человека энциклопедических знаний, способного придумывать и виджеты, и комплексные маркетинговые стратегии. Он занимался люксовым брендом Infiniti, а для марки Nissan сумел создать кроссоверы, которые сформировали новые рыночные ниши и сделали компанию лидером в них. По характеру Палмер сдержанный и откровенный человек, хотя это не вяжется с его ярким внешним видом — при встрече с ним сразу обращаешь внимание на розовую рубашку и лиловый галстук.

«Энди — такой парень, с которым приятно пойти даже в деревенский паб, — говорит Кристиан Хорнер, руководитель гоночной команды Infiniti Red Bull Racing, который работал в тесном сотрудничестве с Палмером. — Он талантлив, и у него огромный энтузиазм, чего из этих двух качеств у него больше, я даже не знаю».

Палмер родился в Бирмингеме, одном из крупнейших промышленных городов Англии. Он с детства мечтал об автомобилях — владеть ими и делать их. Еще будучи подростком, он часто бегал после уроков на автозавод, находившийся в пяти милях от школы в Мидлендсе. И вот 52-летний Палмер сидит передо мною за рулем шикарного Aston Martin. Это одна из самых дорогих марок автомобилей, но сама компания, несмотря на шикарный имидж своих машин, находится в весьма трудной финансовой ситуации. «Это феноменальный бренд с огромными возможностями, но у компании в ее нынешнем виде столь же огромное количество внутренних проблем», — говорит Палмер.

В 2007 г. Aston Martin продал 7300 автомобилей. Показатели 2014 г. будут более печальными: 4000 (предварительные данные компании). Рейтинговые агентства уже предупредили об опасном уровне долга компании. Убытки до вычета налогов в 2013 г. составили 25 млн фунтов стерлингов (данные за 2014 г. еще не опубликованы). Долг на конец сентября 2014 г. составил 424 млн фунтов стерлингов (данные Standard & Poor’s). S&P в феврале снизило долгосрочный кредитный рейтинг компании до B-, указав на риск того, что компания «не будет иметь достаточной ликвидности в течение следующего года, чтобы полностью финансировать свои расходы».

План Палмера



В автоиндустрии сейчас много вызовов, констатирует Палмер. Регуляторы, как никогда раньше, полны решимости сократить вредные выбросы CO2. Любители смартфонов хотят, чтобы в автомобилях было больше возможностей для подключения к сетям, чтобы использовались самые последние технологии. Появляются новые конкуренты: Tesla активно завоевывает рынок электромобилей премиум-класса, Google разрабатывает умный автомобиль, который способен передвигаться без участия водителя, и даже Apple обещает выпустить собственный электромобиль.

У Палмера уже готов свой план, одобренный акционерами — кувейтским Investment Dar и итальянским Investindustrial. Он предполагает создание «лучшего» и «чистейшего» спортивного автомобиля. Помимо этого потребителям будут предложены две новые линейки — роскошные седаны, предполагающие наличие шофера, в том числе под возрожденным брендом Lagonda, и маневренные кроссоверы.

«Покупка нового автомобиля — это на 60-80% решение женщин», — уверен Палмер. Спортивные автомобили останутся хитом автоконцерна, но подвергнутся некоторым корректировкам. «У клиентов из Китая, с Дальнего Востока и у женщин совершенно другое восприятие спортивного автомобиля в отличие, например, от людей моего поколения, и поэтому автомобили надо адаптировать под их представления», — поясняет Палмер.

Вчера на автосалоне в Женеве Aston Martin представил новые автомобили, с которыми надеется завоевать сердца и кошельки новых клиентов.

Патриот у руля

По словам Палмера, в последние годы компании пришлось прилагать серьезные усилия, чтобы обновить линейку моделей и удержать интерес клиентов в мире. Особенно в условиях, когда развитие новых технологий стоит миллиарды долларов, а у конкурентов есть такое преимущество, как богатые акционеры. Так, Bentley, контролируемая Volkswagen Group, в Женеве представляет концепт двухместного автомобиля, который уже окрестили «убийцей Aston Martin». Volkswagen Group — крупнейший автоконцерн Европы — потратил в прошлом году $13,5 млрд на новые разработки: это больше, чем любая другая компания в мире, в том числе Samsung, Google и Microsoft. Rolls-Royce, Maserati, Lamborghini и Ferrari также входят в крупные автомобильные группы.

Но есть помощники и у Aston Martin. «Мы самостоятельная компания, но с доброжелательным спонсором», — говорит Палмер, имея в виду немецкий Daimler, который владеет 5% акциями Aston Martin. Согласно сделке, заключенной между компаниями в июле 2013 г., Aston Martin будет использовать двигатели Mercedes-AMG (подразделение Mercedes-Benz по производству спортивных серийных моделей) и техническую экспертизу партнера в электронике — например, систем управления отоплением или систем развлечений.

«Мы пытались найти нишу, которая вряд ли существует сегодня: где можно сохранять автономию независимой компании и гибкость, но доступ к технологиям стоит очень дорого — это оттягивает огромную часть оборота», — отмечает Палмер.

Сотрудничество с Daimler вызвало предположение, что, возможно, немцы хотят купить британский бренд, но гендиректор Daimler Дитер Цетше публично заявил, что об этом речи не идет.

Именно сделка с Daimler была одним из решающих факторов для Палмера, когда он обдумывал предложение прийти в Aston Martin, который работал без гендиректора почти год.

«Если сотрудничество сработает, это принесет пользу обеим компаниям, — отмечает Палмер. — Мы продолжим фокусироваться на развитии технологий спортивного автомобиля».

Через 10 лет после банкротства MG Rover производство автомобилей в Великобритании вновь растет — с менее чем 1 млн автомобилей в 2009 г. до более чем 1,5 млн в прошлом году, в основном благодаря успеху заводу Nissan в Сандерленде и Jaguar Land Rover, владельцем которого стала индийская Tata. По прогнозу аналитиков, исторический рекорд 1972 г. в 1,9 млн автомобилей может быть побит уже в ближайшие два года.

Палмер вспоминает этот рекорд продаж каждое утро, когда мчится на работу в Уорикшир, где находится штаб-квартира Aston Martin. «Британскими компаниями управляют не англичане», — вздыхает он, показывая на находящийся неподалеку офис Jaguar Land Rover. «Это проблема? Нет, не обязательно: если посмотреть на это с точки зрения создания рабочих мест, это даже хорошо, и еще это подтверждает то, что мы остаемся очень эффективными в производстве автомобилей, — говорит Палмер. — Мы не контролируем автомобилестроение, как это было раньше, и именно поэтому я здесь: чтобы создать по крайней мере одну успешную и выдающуюся британскую автомобильную компанию».

FT 1.03.2015, Екатерина Кравченко

 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку