Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Самуэль Чарап, Тимофей Милованов: Слабость Украины может стать ее силой

Украинскому руководству не стоит переоценивать уровень поддержки Запада и недооценивать решимость Кремля



Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы26
  • В избранное
Президент Украины Петр Порошенко и госсекретарь США Джон Керри
Президент Украины Петр Порошенко и госсекретарь США Джон Керри

Фото: Efrem Lukatsky/AP

Предполагая, что Украина безусловно важна для Запада и он ни за что не допустит ее поражения, Киев, скорее всего, заблуждается. Украине нужно использовать свои нынешние трудности с максимальной пользой, а не расписываться в своей слабости. США и ЕС демонстрировали готовность к значительной поддержке Украины с момента победы майдана. Однако никто из западных лидеров не предложил Украине «безлимитную кредитку» — поддержку, не знающую ограничений. Из объемов финансовой и военной помощи Украине видно, что поддержка Запада весьма ограниченна и небезусловна. Например, западная помощь может остановиться, если обещанные Киевом реформы не будут проведены в ближайшее время.

Россия также продемонстрировала значительную заинтересованность в достижении своих целей на Украине. За год с начала кризиса Кремль показал решимость идти на серьезные потери — международные санкции, политическую изоляцию, экономические и человеческие жертвы. В противоположность Западу, действия России демонстрируют, что ее заинтересованность в исходе этого конфликта неограниченна и безоговорочна.

Дела у Украины не настолько плохи, как у американских банков в 2008 г., которым требовалась федеральная помощь, поскольку они оказались «слишком большими, чтобы рухнуть». Но в 2015 г. угроза стремительного ухудшения военного и экономического положения страны резко выросла. Политикам в Киеве следует готовиться к худшему. Весь 2014 год западные лидеры наперебой говорили о готовности поддержать Украину, и киевские политики могли подумать, что вправе вести рискованную политику. Видимо, они уверили себя, что Запад не позволит Украине рухнуть. Эту уверенность нельзя назвать безосновательной, но есть очень серьезные сомнения в том, что поддержка Запада настолько безусловна.

Чего стоит хотя бы принятый конгрессом США закон о поддержке Украины, который в Киеве и на Западе сочли заметным шагом вперед, демонстрирующим готовность США гарантировать безопасность и процветание Украины. Анализ изменений, которые претерпел законопроект в конгрессе, заставляет взглянуть на дело более трезво. В редакции комитета сената по международным отношениям Украина в этом документе была названа «основным союзником вне НАТО» (MNNA). Это технический термин, касающийся сотрудничества в сфере экспорта вооружения и безопасности, он не означает договора о взаимной обороне. Но и на Украине, и за ее пределами многие, включая Петра Порошенко, кажется, верят, что термин MNNA означает именно это. Присвоение Украине статуса MNNA привело бы к увеличению обязательств Вашингтона в плане защиты Украины: посягательства на нее ставили бы под вопрос доверие к США и их союзникам.

Из окончательной версии законопроекта1 упоминание о MNNA было исключено. Почти все другие меры, включая военную помощь и санкции против России, дают исполнительной власти полномочия, но не обязывают ее действовать. Итак, новый закон демонстрирует заинтересованность США в безопасности Украины, но его редактирование обозначает границы этой заинтересованности. Это должно стать предостережением для Порошенко и украинской элиты в целом. Страна может рассчитывать на поддержку США, но не на гарантии безопасности. Если Москва решит продвинуться глубже на территорию Украины, Киеву придется рассчитывать только на себя.

Некоторые полагают, что, если военное положение резко ухудшится, США и их союзникам придется вмешаться, поскольку они не смогут примириться с расчленением или оккупацией европейского государства. По факту в случае Кипра произошло ровно противоположное. Вторгшись в 1974 г. на остров, Турция незаконно оккупировала независимую Республику Кипр. После объявления в 1983 г. севером острова независимости Турция единственная признала Республику. До сих пор на территории Северного Кипра находится 30 000-40 000 турецких военных, несмотря на многочисленные резолюции Совбеза ООН, требующего немедленного вывода войск с момента вторжения. Великобритания, как гарант соблюдения договора2 о независимости Кипра, была обязана «препятствовать любой деятельности, направленной на расчленение острова». Но, хотя британские военные присутствуют на двух расположенных на острове базах, Лондон не попытался остановить турецкое вторжение. США по этому договору обязательств не имеют, их реакция проявилась в основном в решениях Совбеза ООН: самой суровой из принятых мер стало трехлетнее эмбарго на военную помощь и продажу оружия Турции.

Украине грозит суровый экономический кризис — не меньшая угроза для ее выживания, чем действия России. Киев предпочел положиться на помощь МВФ и других западных доноров. Но готовность Запада предоставлять Украине финансовую поддержку тоже ограниченна. Агентство Moody’s недавно заявило3 о вероятности дефолта Украины: помощи, предоставленной МВФ, ЕС и другими донорами, недостаточно, чтобы покрыть предстоящие в этом году выплаты по внешнему долгу в $10 млрд. The Economist считает4, что Украине необходима дополнительная помощь в $20 млрд, но, несмотря на все разговоры об этом, ни одно правительство не горит желанием платить из своего кармана. В январе украинский премьер посетил Германию, но не добился5 новых финансовых вливаний, не считая займа в 500 млн евро на восстановление Восточной Украины. В конце января минфин США объявил6 о гарантиях на $2 млрд вдобавок к прошлогодним на $1 млрд. Но этот пакет жестко привязан к выполнению Украиной обязательств по реформам и программы МВФ. Если Украина не получит необходимую помощь, ей придется реструктурировать свой долг после дефолта или под его угрозой.

Суверенное банкротство по современному международному законодательству дело крайне сложное и непредсказуемое. Поэтому и кредиторы, и заемщики заинтересованы любыми способами избежать такого исхода. Возможно, это соображение дает украинским властям уверенность, что МВФ и Запад продолжат помогать Украине. Но и это иллюзия. Кредиторы не готовы вечно идти навстречу. В конце 1990-х и в начале 2000-х гг. Аргентина, Россия и Пакистан объявили дефолт по госдолгу. А Эквадор и Украину принудили к реструктуризации, чтобы избежать дефолта.

А как насчет щедрости Запада и его стратегических интересов в отношениях с Россией? Недавно Джордж Сорос написал пламенную статью о том, как важно поддержать Украину в ее противостоянии российской агрессии и создать для этого коалицию финансовых доноров. История доказывает, что, даже если такие призывы начинают воплощаться в реальность, дело не доводится до конца. Вспомните о Гаити. Во время опустошительного землетрясения 2010 г. там погибло 300 000 человек, 1 млн — остались без жилья. В 2010-2012 гг. благотворители всего мира обещали выделить стране $5,37 млрд (включая гуманитарную помощь и частные пожертвования). Но, как показывают отчеты миссии ООН на Гаити7, к концу 2012 г. было получено всего 56% помощи, а из 55 меценатов лишь 18 перечислили обещанное.

Киеву не стоит надеяться, что Запад гарантирует безопасность и платежеспособность Украины, если дела пойдут совсем плохо. Еще мрачнее выглядит ситуация, если принять во внимание разницу в степени вовлеченности Запада и России в проблему Украины. Ради Украины, как мы убедились в 2014 г., Россия готова пожертвовать своим положением в мире; принять экономические санкции США и ЕС; потратить существенные средства и пролить немало крови. Кажется, Владимир Путин готов обратить в руины собственную страну, лишь бы добиться поставленных целей на Украине. Россия не может сравниться с Западом по военной и экономической мощи, но в масштабе Украины степень заинтересованности России компенсирует ее слабости.

Украинским лидерам не стоит переоценивать уровень поддержки Запада и недооценивать решимость Кремля. Чтобы уравновесить агрессивность России, одной поддержки Запада едва ли хватит. Но ограниченность вовлеченности Запада в проблемы Украины может послужить ей на пользу. Ведь это уменьшает для руководства страны соблазн отсрочить неприятные реформы в надежде на гарантированную внешнюю помощь. Обусловленность помощи проведением реформ вынуждает правительство идти на политически болезненные, но крайне необходимые изменения в управлении страной. Слабость Украины и угроза кризиса в экономике, в сфере госбезопасности дают возможность сломать барьеры, давно стоящие на пути реформ. Если бы не масштаб нынешнего кризиса, у Украины не было бы шанса высвободиться из цепких объятий олигархов, которые довели страну до нынешнего состояния. Как говорил Томас Шеллинг, порой слабость — это сила.

Оригинал статьи опубликован в The National Interest, 21.01.2015, Николай Эппле, Антон Осипов.

Авторы — сотрудник International Institute for Strategies Studies; профессор экономики Питтсбургского университета, сооснователь VoxUkraine

Авторы — сотрудник International Institute for Strategies Studies; профессор экономики Питсбургского университета, сооснователь VoxUkraine

 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку