Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Геологоразведка тяжело больна

Почему у Polyus Gold сильно уменьшились запасы


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы4
  • В избранное
Александра Терентьева: Геологоразведка тяжело больна

Фото: ТАСС

Инвесторы часто называют Polyus Gold компанией с нереализованным потенциалом. В 2013 г. она была в тройке мировых лидеров по запасам, но по производству — только восьмая. Наталкинское месторождение золота в Магаданской области всегда считалось жемчужиной Polyus Gold, тем активом, запуск которого превратит компанию в настоящего мейджора. В презентации Polyus Gold от 2007 г. говорится, что по плану после запуска третьей очереди горнодобывающего комбината производство золота на Наталке должно составить 1,6 млн унций. Для сравнения: в 2014 г. Polyus Gold произвела 1,7 млн унций.

Но выяснилось, что золота на Наталке гораздо меньше. После переоценки, которую затеяла компания в конце прошлого года, запасы сократились с 31,6 млн до 16,2 млн унций. Это произошло из-за того, что основная часть данных, на которые опиралась компания и ее консультанты, оказалась некорректной, признала Polyus Gold. Результаты подземных проб, собранных в советское время, составляли около 60% информации о месторождении, использованной для подготовки плана его разработки. Теперь Polyus Gold должна объявить, сколько она спишет из-за переоценки запасов. Конечно, даже после пересчета запасов Наталкинское месторождение остается одним из крупнейших и оно по-прежнему жемчужина Polyus Gold, пусть и не такая крупная, как ожидалось. Я уверена: компания найдет соинвесторов, заинтересованных в развитии такого актива, и рано или поздно его запустит.

Куда важнее, что ситуация с Наталкой — тяжелый симптом хронической болезни всей горнодобывающей отрасли в России. Болезни, о которой игроки отрасли говорят давно: после распада СССР геологоразведка почти исчезла, особенно это заметно на примере золотодобычи. Все крупные открытия принадлежат еще советским геологам. О богатствах Наталки легенды тоже ходили с советских времен, и в 2003 г., когда государство приватизировало владеющий лицензией Рудник им. Матросова, участники торгов взвинтили цену за 38% акций предприятия в 13 раз — до 1 млрд руб. — именно потому, что верили: запасы месторождения — невероятные.

Наверное, от таких историй могла бы защитить канадская модель: небольшая компания получает лицензию, привлекает небольшие деньги на бирже в Торонто, проводит тщательную разведку, а затем — в случае удачи — продается мейджору за хорошие деньги. И все довольны: инвесторы — потому что неплохо заработали, мейджор — потому что получил перспективный актив. Но в России это не работает. Большую часть геологоразведки ведут крупные компании, для которых, конечно, это первая статья при сокращении расходов. Небольшим игрокам привлечь деньги на разведочные работы непросто, почти невозможно. Поэтому сейчас целая отрасль живет, по сути, только на том, что было открыто в СССР. Ужасно, если история с Наталкой — это не частный случай, а характерный пример. Чего тогда стоят запасы легендарного Сухого Лога — без преувеличения мечты всех золотодобывающих компаний мира? Чего стоят все оценки месторождений, оставшихся в нераспределенном фонде и уже проданных на аукционах? Сколько золота на самом деле осталось у России?

 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку