Выбор редакции
Выбор читателей
Специальный проект

Бизнес-герои 15-летия

«Ведомости 15» – проект редакции к 15-летию газеты, которое отмечается в сентябре. Мы вспоминаем, как вместе с нами развивался российский бизнес, и ежемесячно выбираем 15 самых ярких событий и явлений за эти годы.

Последняя публикация – краткие истории 15 бизнес-героев России. Не «лучших бизнесменов», не «героев бизнеса», а именно «бизнес-героев» – тех, кто своей деятельностью за эти 15 лет оказывал наибольшее влияние на бизнес, деятельность которых давала нам больше всего поводов для публикаций и чья судьба оказалась хрестоматийной.

1. Абрамович Роман

Бывший губернатор Чукотки, владелец футбольного клуба Chelsea
В декабре 1999 г. «Ведомости» опубликовали первое интервью Романа Абрамовича, на тот момент кандидата в депутаты Государственной думы от Чукотского автономного округа. Статья начиналась так: «Роман Абрамович знает больше, чем может рассказать». По этому принципу бизнесмен выстраивал отношения с внешним миром всегда – и когда в партнерстве с Борисом Березовским покупал нефтяную компанию «Сибнефть», и когда избирался на пост губернатора Чукотки, и когда «Сибнефть» дважды образовывала партнерство с ЮКОСом Михаила Ходорковского, а затем дважды выходила из этого партнерства (последний раз это произошло после ареста Ходорковского). Кстати, в июле 2003 г., когда начиналось дело ЮКОСа, Абрамович поразил мир покупкой «аристократического» английского футбольного клуба Chelsea. Эта сделка вызвала всплеск интереса – по большей части позитивного – к загадочному российскому миллиардеру и России вообще по всему миру. (Следующий пик глобального интереса к России, вызванный делом Pussy Riot, был уже однозначно негативным.)
Продажа Абрамовичем «Сибнефти» «Газпрому» за $13 млрд стала едва ли не самым удачным «выходом в кэш» в истории российского бизнеса. От политических обязательств на Чукотке ему окончательно удалось освободиться в прошлом году (в 2008 г. Абрамович досрочно ушел с губернаторского поста, но благодарные жители Чукотки избрали его председателем местного парламента). Состояние, оцениваемое в $9,1 млрд, самая большая яхта в мире, старший сын уже идет по стопам отца в качестве частного инвестора – к 47 годам бизнес-карьера Абрамовича выглядит идеально.
Но правду о том, как «стать Абрамовичем», ему в 2012 г. пришлось рассказать Лондонскому суду, чтобы не потерять $5 млрд, которые требовал с Абрамовича Березовский. Политическая коррупция, крышевание, миллион долларов в сумке, угрозы и открытое вранье – да, время было такое, иначе нельзя было делать бизнес в России, сокрушался в суде адвокат Абрамовича. Тот сделал выбор в пользу бизнеса. Но можно ли таким бизнесом гордиться?

2. Батурина Елена

Президент компании Inteco Management
«Не вижу особой разницы для бизнеса, останется муж мэром или нет», – говорила в интервью «Ведомостям» в 2007 г. Елена Батурина. Компания Батуриной «Интеко» начинала в 1989 г. с производства пластиковой посуды. Однако в лужковской Москве превратилась в крупнейшего девелопера, а сама супруга московского мэра – не просто в самую богатую женщину страны, но и в одну из богатейших женщин на планете (в 2010 г. журнал Forbes поставил Батурину на третье место в женском списке с состоянием $2,9 млрд).
Разговоры о том, что бизнес рос не без помощи мужа, Батурина жестко пресекала и судилась со СМИ. Елена Батурина могла стать еще более богатым человеком, если бы не была женой московского мэра, поддерживал супругу Юрий Лужков.
Но бизнес-климат для «Интеко» вопреки прогнозам Батуриной резко изменился после смены московского градоначальника. В сентябре 2010 г. Лужкова отправили в отставку, Батурина покинула страну, а менее чем через год объявила о продаже «Интеко».
Сегодня Батурина живет на две страны – Австрию и Англию. Она владеет сетью отелей, инвестирует в фонды недвижимости и в строительные проекты в Западной Европе и Северной Африке. Но масштабы бизнеса уже не те. «За рубежом все равно нет возможности реализовать мою мечту в тех масштабах, в которых я бы хотела», – говорила она в интервью «Ведомостям» в 2011 г. А мечта Батуриной – построить в России город. Хотя теоретически этому уже ничего не мешает: въезд в страну для нее открыт, и она по-прежнему остается самой богатой женщиной России. Ее состояние Forbes оценил в $1 млрд.

3. Березовский Борис

Бывший олигарх
Главный кукловод российской политики и самая яркая фигура 90-х – Борис Березовский оставил в истории страны такой след, заровнять который не смогли ни его изгнание в начале 2000-х, ни даже смерть.
Умнейший человек и беспринципный интриган, изобретатель финансовых схем и политических конструкций оставил богатое наследие: это и партия власти «Единая Россия», выросшая из придуманного Березовским партийного блока «Единство», и нынешний президент Владимир Путин, к политическому взлету которого он приложил руку, и система российской олигархии, самым ярким, пусть и не самым обогатившимся представителем которой был сам Березовский. Кстати, наиболее удачливого и благополучного из олигархов – Романа Абрамовича тоже «вырастил и вскормил» он, взяв в партнеры. Самому Березовскому было скучно заниматься своей добычей – «Сибнефтью» и долей в «Русале».
Не участвуя активно в приватизации собственности (за исключением, пожалуй, «Сибнефти»), Березовский практиковал «приватизацию менеджмента», расставляя своих соратников или зависимых от него людей на руководящие посты в компаниях, где основным акционером было государство. Дар убеждения и умение заводить связи в верхах давали свои плоды: и вот уже «АвтоВАЗ», «Аэрофлот» и телеканал ОРТ начинали работать на Березовского, направляя, куда он скажет, финансовые и информационные потоки.
Если бы не случайная смерть генерала Лебедя, возможно, у Березовского был бы и свой политик всероссийского масштаба. Жажда власти вела его именно к этому, и Путин быстро понял опасность и среагировал на нее. Попытки Березовского влиять на политику в путинской России были быстро пресечены: уголовные дела против соратников, чистка госкомпаний от менеджеров-«подберезовиков», принуждение к бегству в Лондон и дальнейшее «раскулачивание». Состояние Березовского оценивалось в несколько миллиардов долларов, но довольно быстро сдулось. Политическое влияние также сдулось, как только он оказался не «при власти», а против нее. Два года назад «злой гений 90-х» попросил прощения у россиян за алчность и жажду богатства, за уничтожение независимой журналистики и за то, что привел к власти Путина. Последним шоу, которое подарил всему миру Березовский, стала его тяжба с Абрамовичем за $5 млрд в Лондоне, открывшая массу неприглядных подробностей о российском бизнесе и нашей элите. Березовский проиграл, и это стало его последним поражением.

4. Вексельберг Виктор

Председатель совета директоров и владелец группы компаний «Ренова»
В четвертьвековой истории Виктора Вексельберга в бизнесе почти нет «горок». Его путь все это время был движением вверх, а вершиной (промежуточной?) – прошлогодняя продажа «Роснефти» доли в ТНК-BP: Вексельбергу эта сделка принесла около $7 млрд. Такой успех был бы невозможен без ключевого качества бизнесмена – умения выбирать правильных партнеров.
Изначальные бизнес-интересы Вексельберга были типичными для предпринимателя из России – алюминий, нефть, машиностроение, но со временем российские проекты владельца группы «Ренова» стали частью глобальных. В течение 1990-х гг. Вексельберг вместе с однокурсником по МИИТу Леонардом Блаватником создал алюминиевый холдинг «Суал»; в 2006 г. в результате сделки с «Русалом» и Glencore партнеры стали совладельцами крупнейшего производителя алюминия в мире UC Rusal. Купленная в 1997 г. партнерстве с «Альфа-групп» Тюменская нефтяная компания в середине 2000-х гг. превратилась в СП с британской BP. При этом Вексельберг – один из немногих российских бизнесменов, кто подтвердил свою состоятельность как предприниматель и за границей. Покупка российским миллиардером долей в компаниях Sulzer и Oerlikon поначалу была с настороженностью воспринята швейцарским регулятором, но Вексельберг сумел доказать серьезность своих намерений, и теперь дела с ним готовы вести крупнейшие европейские бизнесмены.
Не все проекты Вексельберга успешны. Он стал крупнейшим частным инвестором в российскую электроэнергетику, но когда окупятся вложения – неизвестно. Нельзя пока записать в плюс Вексельбергу и проект «Сколково», вызвавший нарекания Счетной палаты и Генпрокуратуры. Но даже неудачи не заставляют Вексельберга останавливаться на достигнутом. Посмотрим, что нового он сделает на деньги от продажи ТНК-BP.

5. Волож Аркадий

Генеральный директор Yandex N.V
Аркадий Волож был генеральным директором «Яндекса» почти 14 лет – с 2000 г. Вместе с партнерами он создал крупнейшую интернет-компанию России. В стране, где телевидение очень долго было главным носителем информации и рекламы, теперь есть «Яндекс», аудитория которого сравнима с ведущими телеканалами и который зарабатывает на рекламе больше, чем любой канал.
С другой стороны, Россия – один из немногих рынков, где доминируют местные, а не американские интернет-компании. Во многом это заслуга Воложа и его партнеров. У них получилось сделать так, что и сейчас для российских интернет-пользователей поиск – это прежде всего «Яндекс», а не Google. Поиск «Яндекса» – одна из немногих самых современных и массовых технологий, которые были созданы в России за последние годы. Такой же повод для гордости, как запуск первого спутника в космос.
И тем не менее Волож всегда был довольно равнодушен к публичному признанию. Он не то чтобы бегал от славы, но явно к ней не стремился. Функция гендиректора – быть лицом компании – его скорее тяготила, чем доставляла удовольствие. Рассказывая о компании, он всегда говорил «мы», и это не было кокетством или пустой формальностью. Для Воложа важно, что «Яндекс» – продукт коллективного творчества, удачи и ошибки, споры и крепкая дружба партнеров. Поэтому таким ударом для него стала смерть другого основателя компании – Ильи Сегаловича.
Недавно Волож сообщил, что отходит от операционного управления «Яндексом» и займется стратегией, поиском новых бизнес-моделей и новых рынков для российского поисковика. Он возвращается к любимому делу – созданию продуктов и технологий.

6. Галицкий Сергей

Генеральный директор и крупнейший акционер ОАО «Магнит»
Основатель и гендиректор «Магнита» Сергей Галицкий начинал бизнес с оптовой торговли косметикой и парфюмерией. На продукты питания он переключился в 1998 г., открыв первый продуктовый магазин в Краснодаре. За 16 лет сеть «Магнит» выросла почти до 8000 магазинов, а ее выручка уже в следующем году начнет приближаться к 1 трлн руб.
Для инвесторов слова «Магнит» и «Галицкий» стали фактически синонимами хорошей инвестиции – но не только благодаря впечатляющему росту компании и харизме основателя. Для них это едва ли не единственный пример крупного российского бизнеса, построенный без участия государства или его активов, с нуля. Сам Галицкий не раз подчеркивал отсутствие интереса к политике: политические решения не всегда рациональны, он предпочитает заниматься своим ремеслом.
Погруженность Галицкого в свой бизнес – одна из причин его успеха. «Будем каждый день работать столько, сколько нужно, чтобы инвесторы поняли, что они не ошиблись в своем выборе», – говорил Галицкий «Ведомостям» в 2006 г., когда «Магнит» вышел на биржу и рынок оценил компанию в $2 млрд.
Пока конкуренты боролись за рынки Москвы и Петербурга, поглощали соперников и переставляли топ-менеджеров, Галицкий методично открывал небольшие доступные магазины продуктов в регионах. Не желая жертвовать прибылью из-за неэффективности бизнеса партнеров – поставщиков продуктов и дистрибуторов, Галицкий сам взялся за их дело, организовав собственный импорт, IT-инфраструктуру, логистику и даже производство продовольственных и непродовольственных товаров. И сейчас его $29-миллиардная компания – это отлаженный механизм. Несмотря на масштабы, сеть продолжает расти в среднем на три магазина в день, ее логистическая система – одна из крупнейших в стране, по числу сотрудников это самый большой частный работодатель в стране.

7. Греф Герман

Президент, председатель правления ОАО «Сбербанк России»
Герман Греф, пожалуй, главный после Егора Гайдара и Анатолия Чубайса реформатор постсоветской России. Когда Владимир Путин был утвержден в качестве преемника Бориса Ельцина, Герман Греф возглавил Центр стратегических разработок, готовивший экономическую программу, а после избрания Путина президентом стал претворять ее в жизнь, возглавив Министерство экономического развития. Налоговая реформа с плоской шкалой НДФЛ, пенсионная реформа, создание единого тарифного органа, начало переговоров о вступлении в ВТО – лишь немногое из того, к чему Греф приложил руку.
Удалось не все из задуманного. До «Газпрома» реформаторов, несмотря на все их усилия, так и не допустили. И чем больше стоила нефть, тем меньше были востребованы перемены. Менять что-то становилось все тяжелее, все больше сил уходило на то, чтобы защитить достигнутое, не дать повернуть вспять. Греф не выдержал и в 2007 г. ушел.
Ушел туда, где его способности реформатора были востребованы, – в Сбербанк – огромную неповоротливую махину, отделения которой все еще походили на советские сберкассы (одни бумажные сберкнижки и обеденные перерывы чего стоят!). «Научить слона танцевать» – так сформулировал свою задачу Греф.
С этой задачей он справляется, слон делает явные успехи. Оставшись по-хорошему консервативным, банк стал совсем другим. Отделения Сбербанка, а зачастую и персонал не узнать, банк начал работать с состоятельными клиентами. Он купил «Тройку диалог», ведущий инвестбанк страны, и сразу вошел в число лидеров на этом рынке. А затем сделал сразу два крупных приобретения за рубежом: турецкий Deniz и бизнес австрийского Volksbank в Центральной и Восточной Европе. Правда, стоявшая перед банком задача – к 2014 г. войти в десятку самых дорогих банков мира – не решена, и в новой стратегии банк уже не ставит целей по капитализации.
Закончив эту реформу, Греф, возможно, вернется к реформированию экономики – ее состояние ухудшается, и, весьма вероятно, услуги либеральных реформаторов снова окажутся востребованными.

8. Дерипаска Олег

Генеральный директор UC Rusal, владелец «Базового элемента»
В этом году Олег Дерипаска тоже празднует юбилей: 15 лет назад он договорился с Романом Абрамовичем о создании «Русала». Он вообще умеет в нужный момент договориться с нужными людьми. Иногда принять их условия. А нет – можно и повоевать. Главное – не останавливаться, идти к цели – строить и строить промышленную империю, которой, кажется, нет и не будет конца и края.
Главным человеком на пути Дерипаски в начале 90-х оказался Михаил Черной, который разглядел талант в молодом начинающем бизнесмене. Вместе они начинали покупать акции Саяногорского алюминиевого завода, заниматься скупкой других активов в рамках «Сибирского алюминия» (сейчас – «Базовый элемент»). В финале Черного ждало разочарование: Дерипаска публично открестился от Черного, назвав его «крышей» в ходе судебного процесса в Лондоне, затеянного Черным с целью отсудить право на часть акций «Русала». Закончилось то дело мировым соглашением, по которому Дерипаска заплатил Черному за обещание больше не напоминать о себе $200 млн.
За прошедшие годы Дерипаска наращивал бизнес при любых условиях, которые создавало на тот момент государство. В эпохи бандитов и власти силовиков. Во времена, когда судьбы людей и заводов решались купленными решениями судов или спорными допэмиссиями. Успешно шагает Дерипаска и в эру Владимира Путина, которая тоже началась в 1999 г. Государство с тех пор не раз помогало Дерипаске, в том числе в реструктуризации кредитов, взятых «Русалом» на покупку блокпакета акций «Норильского никеля». Дерипаска купил пакет акций «Норникеля», мечтая объединить «Русал» и «Норникель», но эта затея пока не осуществилась – альянсу с Дерипаской противятся другие акционеры «Норникеля». Но каким будет конец этой истории, неизвестно – Дерипаска из тех, кто умеет и бороться, и ждать.

9. Дуров Павел

Основатель и бывший генеральный директор «В контакте»
Созданная Павлом Дуровым социальная сеть «В контакте» стала крупнейшей в России: по данным TNS, ее ежемесячная аудитория составляет сейчас более 52 млн человек. Но это не единственная и, пожалуй, даже не главная причина того внимания, которое уделяли Дурову СМИ.
Вообще-то идея создать социальную сеть, российский аналог Facebook, пришла в голову даже не самому Дурову, а его однокласснику Вячеславу Мирилашвили. Как пишет в книге «Код Дурова» журналист Николай Кононов, Мирилашвили очень нравилась идея закрытой соцсети. Дуров согласился участвовать в проекте и получил 20% «В контакте».
Несмотря на то что у Дурова изначально был миноритарный пакет, он всегда воспринимался как главный из основателей «В контакте» и лицо компании. Именно Дуров управлял командой программистов, общался с пользователями, ссорился с акционерами и совершал эпатажные поступки, которые только усиливали интерес к его персоне. Например, два года назад свой день рождения Дуров отметил разбрасыванием пятитысячных купюр из окна офиса «В контакте» на Невском проспекте.
Создавалось ощущение, что Дуров искренне считает себя основным хозяином «В контакте». Это отчасти подтверждалось и его конфликтом с партнерами, которые в какой-то момент были готовы продать свои доли другому инвестору, например Mail.ru. А Дуров воспротивился этой сделке, и довольно эффективно – мало того, что ему удалось предотвратить продажу долей Mail.ru Group, он смог убедить акционера группы Алишера Усманова предоставить ему контроль над принятием решений в компании.
С ростом популярности «В контакте» стали интересоваться и власти, ведь крупнейшая социальная сеть – это значимый медийный ресурс. В 2013 г. «Новая газета» опубликовала документы, из которых следовало, что соцсеть сотрудничала с администрацией президента и выдавала ФСБ и МВД информацию о пользователях. Однако, после того как в стране начались массовые политические протесты, Дуров заявил об отказе закрывать оппозиционные группы в сети. Зимой Дуров продал свою долю «В контакте» гендиректору «Мегафона» Ивану Таврину, а весной был уволен из «В контакте» на фоне конфликта с новым акционером компании – фондом UCP. Дуров заявил, что уезжает из России вместе с командой разработчиков, а причиной назвал возможное политическое преследование как раз за то, что он отказывался сотрудничать со спецслужбами.

10. Сечин Игорь

Президент, председатель правления «Роснефти»
Игорь Сечин бизнесменом никогда не был – он убежденный государственник. Но по тому, как менялось влияние бывшего переводчика с португальского, можно отследить и отношение к бизнесу и инвесторам в нашей стране.
Почти 15 лет назад, 31 декабря 1999 г. Сечин стал заместителем руководителя администрации президента – в тот же день, когда премьер Владимир Путин был назначен и. о. президента. Поначалу о Сечине почти никто и не слышал, но влияние аппаратчика росло, а его «государственнический» подход пришелся как нельзя кстати при борьбе с олигархией, апогеем которой стало дело ЮКОСа. Бывшие топ-менеджеры обанкроченной компании да и сам Михаил Ходорковский назвали модератором этого процесса именно Сечина.
В 2004 г. Сечин получил первую подшефную госкомпанию – возглавил совет директоров «Роснефти», которой потом и достались почти все активы ЮКОСа. Через несколько лет «Роснефть» провела IPO. И это время совпало с потеплением инвестклимата в стране – желанием государства казаться более открытым, привлекать иностранных инвесторов, обещаниями приватизировать госкомпании. Тогда даже Сечин вместе с «Роснефтью» стал публичным – на первом же ее собрании акционеров общался с каждым желающим и демонстрировал небывалую открытость. Продлилось это недолго – и у Сечина, и у государства.
Перед кризисом 2008 г. Сечин вслед за Путиным перешел в правительство – курировать весь ТЭК. И через некоторое время стал закручивать гайки – и в электроэнергетике (где резкие и частые изменения правил игры разочаровывали частных российских и иностранных инвесторов), и в нефтянке (там частным компаниям закрыли доступ к шельфу). Да и с приватизацией не торопились, а потом и вовсе «Роснефть» решила поглотить частную ТНК-ВР. Первый раз неудачно, но в 2012 г., став президентом «Роснефти», Сечин все же совершил эту покупку и замахнулся на несколько других активов. Экспансия госкомпаний вошла в моду.
Теперь Сечин под санкциями, просит для «Роснефти» помощи у государства. И это тоже сегодняшнее отражение состояния нашего бизнеса.

11. Тимченко Геннадий

Основной акционер Volga Group, член совета директоров ОАО «Новатэк» и ОАО «Сибур холдинг»
Прошло 10 лет с тех пор, как кандидат в президенты Иван Рыбкин привлек внимание прессы к Геннадию Тимченко, тогда совладельцу Gunvor. Рыбкин назвал его вместе с братьями Ковальчуками людьми, «отвечающими за бизнес [президента Владимира] Путина». Тимченко, правда, любит подчеркивать, что президент не имеет отношения к его успеху. В интервью Forbes бизнесмен уверял, что был миллионером уже в 1990-х гг., задолго до того, как Путин пришел к власти, хотя они и были знакомы. Тем не менее за последние 15 лет бизнес Тимченко достиг настоящего международного размаха. Ему посвящали статьи Financial Times и The Economist. Созданный в 1997 г. Тимченко и шведом Торбьорном Торнквистом нефтетрейдер Gunvor в 2007 г. на торговле российской нефти и нефтепродуктами стал третьим в мире, после Glencore и Vitol; среди активов Тимченко – доли в компаниях «Новатэк» и «Сибур». До начала украинского кризиса в жизни Тимченко – гражданина России и Финляндии, налогового резидента Швейцарии, кавалера французского ордена Почетного легиона, руководителя Российско-китайского делового совета, – все складывалось прекрасно. Но весной этого года США, а затем Австралия ввели санкции против Тимченко и его компаний, он теперь опасается выезжать и в Европу. «За все в жизни надо платить. И за знакомство с руководством страны тоже», – заявил Тимченко ИТАР-ТАСС. После того как стало известно, что против Тимченко введены санкции США, было объявлено, что за сутки до этого он продал свою долю в Gunvor Торнквисту.

12. Фридман Михаил

Председатель наблюдательного совета «Альфа-групп», совладелец холдинга
Некогда самый влиятельный олигарх России Борис Березовский ударился в бега и умер в Лондоне, оставив после себя долги. Империи Александра Смоленского («СБС-агро») и Владимира Гусинского («Мост») рухнули, и оба банкира спешно покинули пределы страны. Михаил Ходорковский, выйдя из тюрьмы, в которой провел 10 лет, уехал жить в Швейцарию. Из знаменитой «семибанкирщины» – олигархов, контролировавших, по версии Березовского, более 50% экономики страны, влиявших на политические решения и обеспечивших переизбрание Бориса Ельцина в 1996 г., сохранили бизнес и влияние в России лишь трое.
Одному из них – основному владельцу консорциума «Альфа-групп» Михаилу Фридману – удалось не только сохранить одну из крупнейших частных финансово-промышленных групп (что само по себе по нынешним временам подвиг), но и преумножить свои владения. У Фридмана есть несколько секретов.
Первый – «равноудалиться» и заниматься своим делом. «Альфа» не ссорится с властью, относится к ней уважительно, но не занимается с ней бизнесом. Ее структуры не обогащаются на циклопических проектах за государственный счет – олимпийских и футбольных стройках, не прокладывают дороги и трубопроводы, не просят подрядов у госкомпаний и госкорпораций. В 90-е гг. группа приватизировала, купила и создала с нуля компании, которые стали основой ее бизнеса, и с тех пор круг ее бизнес-интересов почти не поменялся: это розничная торговля, нефть, банковская деятельность, телеком.
Второй – не упускать свое. «Альфа» – самый последовательный и бескомпромиссный участник корпоративных войн 1990–2000-х гг. «Мы никогда не занимались никаким рейдерством, ничего чужого не забирали. Хотя обиженных на нас, конечно, немало. Но если есть легальное и, что тоже важно, моральное право, то мы обязаны действовать. Для нас это ужасно принципиальная вещь», – объяснял Фридман «Ведомостям» в 2012 г. Структуры «Альфы» успели побороться за металлургические активы с Олегом Дерипаской, за нефтяные – с Михаилом Ходорковским, за пакет в «Мегафоне» – с бермудским фондом IPOC, за которым рынок усматривал интересы тогдашнего министра связи Леонида Реймана. И это лишь начало списка конфликтов с участием «Альфы».
И наконец, третий секрет – вовремя уйти. Именно так поступили Фридман и его партнеры, продав в начале 2013 г. свою долю ТНК-ВР государственной компании «Роснефть». Завершив настоящую сделку века в российском бизнесе, «Альфа» получила от «Роснефти» за свою долю $13,86 млрд наличными, а от российских властей – благословение на вложение этих денег в любые интересные «Альфе» активы за рубежом.

13. Ходорковский Михаил

Бывший президент и совладелец ОАО «НК «ЮКОС»
Михаил Ходорковский – личность уже историческая: вся история российского капитала может быть описана на примере этого человека. К моменту, когда начали выходить «Ведомости», бывший комсомольский деятель Ходорковский уже успел стать владельцем одного из крупнейших банков – «Менатеп», промышленной империи «Роспром» и, самое главное, – нефтяной компании ЮКОС. В общем, стал настоящим олигархом, создавшим свою империю в жесткой борьбе с не менее хищными конкурентами и в союзе с представителями слабого государства. Количество нажитых на трудном пути врагов уравновешивалось количеством лоббистских усилий команды Ходорковского. Единственное, пожалуй, яркое отличие хозяина ЮКОСа от большинства коллег по олигархическому цеху – ему претило играть по чужим правилам и чем дальше, тем больше хотелось следовать своим. Этого требовала и логика бизнеса: ЮКОСу необходимы были иностранные инвестиции, у компании появились крупные международные проекты, настало время приводить бизнес и репутацию к международным стандартам. Ходорковский первым в России раскрыл структуру и доли владения в своей компании, и благодаря доли в ЮКОСе он и стал официально самым богатым человеком страны, открыто сказал президенту о проблеме коррупции, признался, что ЮКОС и его совладельцы финансируют политические партии. В общем, начал вести себя не как все, что только увеличило количество его врагов. И вот в 2003 г. Путин решил отойти в сторону и предоставить Ходорковскому самому разбираться с «парнями» – такую версию со слов президента изложил в суде его бывший советник Андрей Илларионов. Объяснение было такое: «Ходорковский плохо себя повел» и «перестал сотрудничать».
Он и дальше продолжил вести себя неправильно: зная об угрозе ареста, не сбежал из страны, не сломался в тюрьме, не признавал своей вины и начал вести общественную деятельность. И заплатил цену, которой не ожидал: разгром и ликвидация компании, уголовное преследование десятков соратников, 10 лет заключения. Дело ЮКОСа серьезно повлияло на инвестиционный климат страны: с одной стороны, бизнес стал меньше пользоваться налоговой оптимизацией (на ней строились обвинения против Ходорковского), с другой стороны, власти принялись «кошмарить бизнес» с большим энтузиазмом, увидев такой многообещающий пример. А место притихших олигархов быстро заняли другие люди – из числа давних знакомых президента. Они ничего не приватизировали, просто в их руках оказались госкомпании, господряды и госкорпорации. Но они боятся даже признаться, что богаты.

14. Чичваркин Евгений

Бывший председатель совета директоров и экс-совладелец «Евросети»
В прошлом году на вступительном собеседовании на факультете журналистики МГУ между экзаменатором и абитуриентом состоялся такой диалог:
– Знаете ли вы, кто такой Михаил Ходорковский?
– Это был один из богатейших людей в России. А потом его компанию – кажется, она называлась «Евросеть» – отобрали, а его самого посадили.
Можно смеяться над недорослем, но суть проблемы память абитуриента сохранила верно: частная компания – лидер рынка становится слишком большой, слишком независимой и слишком прибыльной, чтобы можно было оставить ее в таком состоянии. На основателей компании заводятся уголовные дела, они вынуждены бежать из страны (или садятся в тюрьму), а компания меняет владельцев…
«Евросеть», основанная в 1997 г. Евгением Чичваркиным и Тимуром Артемьевым, за восемь лет стала крупнейшей торговой сетью по продаже оборудования и услуг сотовой связи в России. Маркетинговые акции «Евросети» вошли в историю российского ритейла (как бы к ним ни относиться): слоган «Евросеть» – цены просто ох…ть»; «Эросеть» – когда в витринах «Евросети» на Тверской 1 апреля появились красавицы, освещенные красными фонарями; «День моржа» в Башкирии, когда желающие получить телефон бесплатно должны были раздеться.
Но компании, у которой, как признавался сам Чичваркин «Ведомостям», «до 2005 г. <…> все поставщики работали в условиях, непонятных для любого западного инвестора» и «суммы, кратные десяткам миллионов рублей, крались и возвращались [сотрудниками] каждый год», было что предъявить. В 2006 г. сотрудники управления «К» МВД конфисковали у «Евросети» партию «вредных для здоровья телефонов» (позже эти «вредные» и якобы уничтоженные телефоны всплыли в розничной продаже, а подавшийся в бега сотрудник МВД, вынесший решение о конфискации, сдался властям).
Чичваркин имел неосторожность поименно назвать тех силовиков, кто преследовал его и его компанию, и после этого шансов у бизнесмена сохранить контроль над «Евросетью» и остаться в России на свободе не осталось: система своих не сдает. В конце 2008 г. основатели «Евросети» спешно продали компанию, в декабре Чичваркин вылетел в Лондон, а в январе 2009 г. было объявлено, что Чичваркин – фигурант уголовного дела, обвиняется в похищении человека и вымогательстве. Дело против Чичваркина было прекращено два года спустя, но в Россию он так и не вернулся, – живет в Лондоне, создал там виноторговую компанию.
«В Лондоне, кстати, впервые натолкнулся на мысль, что 50% уделяю бизнесу, а 50% – себе. А в России я 20% бизнесу уделял, а 80% – противостоянию», – говорил «Ведомостям» другой лондонский беглец, Михаил Гуцериев, сумевший, тем не менее, через три года после вынужденной эмиграции восстановить контроль над своим российским бизнесом и вернуться в Москву. А Чичваркин неоднократно признавался – и в Москве, и теперь, живя в Лондоне, – что ничего, кроме как продавать, он не умеет. История основателя «Евросети» еще раз доказывает, что в современной России, для того чтобы построить успешный бизнес и, главное, сохранить его, одного умения продавать недостаточно.

15. Чубайс Анатолий

Председатель правления ООО «УК «Роснано»
Российские экономические реформы 1990-х держались на трех людях. Двое из них – Борис Ельцин и Егор Гайдар – уже в мире ином. Третий, Анатолий Чубайс, оказался в политическом небытии. При всем уважении к его нынешнему поприщу руководство «Роснано» в сегодняшней России несопоставимо по весу и значимости с массовой приватизацией, финансовой стабилизацией, президентскими выборами 1996 г. и реформой электроэнергетики.
Последний по времени проект Чубайса, занявший без малого 10 лет (реформа электроэнергетики продолжалась с 1997 по 2008 г.), если не убит, то уж точно обездвижен. Государство не решает задачи, оставленные Чубайсом на послереформенный период: рыночные преобразования в тепловом секторе и либерализация розничных рынков электроэнергии. Более того, пока отрасль в качестве вице-премьера курировал Игорь Сечин, государство начало восстанавливать свое участие в энергетических компаниях.
В начале 2014 г. речь зашла уже об ограничении роста тарифов энергетических компаний. Именно отменой этого регулирования Чубайс в свое время привлекал в отрасль зарубежных и российских инвесторов. Потребителям тоже пока не за что благодарить автора реформы РАО ЕЭС: вопреки его прогнозам, демонополизация энергетики и либерализация рынка не привели к снижению стоимости электричества. О повышении рыночной капитализации энергокомпаний что и говорить. Тут, правда, сыграл свою зловещую роль глобальный финансовый кризис 2008–2009 гг. Не во всем, выходит, виноват на этот раз Чубайс.
Возглавляя «Роснано», в последние шесть лет Чубайс, как и большинство его соратников-либералов, отошел в тень и воздерживается от громких политических заявлений. Положение российской экономики тем временем продолжает ухудшаться. До сих пор российские власти обращались к помощи либеральных экономистов в самые тяжелые моменты. Вариант, когда дела в российской экономике пойдут настолько плохо, что государству снова понадобятся реформы от Чубайса, не стоит сбрасывать со счетов.