vedomosti.ru

Как завзятые конкуренты — The Wall Street Journal и Financial Times– решили начать бизнес в России сообща

Поделиться

Заместитель главного редактора «Ведомостей» Александр Губский, участвовавший в запуске газеты, несколько лет спустя поговорил с теми, без кого «Ведомости» не смогли бы состояться: с Карен Хаус (в 1999 г. – президент по международным операциям The Wall Street Journal), сэром Дэвидом Беллом (в 1999 г. – издатель Financial Times) и Дерком Сауером, основателем издательского дома Independent Media.

Идея запуска в России делового издания в партнерстве с одной из глобальных деловых газет принадлежала Дерку Сауеру. Сначала он предложил совместный проект руководителям The Wall Street Journal. Топ-менеджмент американского издания воспринял идею благосклонно, но на уровне исполнителей реализация проекта застопорилась. После этого Дерк обратился с аналогичным предложением в Financial Times, уведомив и тех и других, что имеет контакты с конкурентом. В какой-то момент все три участника переговоров оказались за одним столом.

Дэвид Белл

Основная причина сложившегося трехстороннего партнерства – и в этом сходятся Карен Хаус, Дэвид Белл и Дерк Сауер – имиджевая. Если бы газету в России ждал успех, его поровну разделили бы и FT, и WSJ. А если провал, позор пал бы на обоих конкурентов, ни один не смог бы получить имиджевую выгоду из неудачи другого.

"Для них вопрос начала бизнеса в России был в первую очередь вопросом имиджа, а уже затем денег, ­– вспоминал Сауер. – Начало издания собственной газеты в России – огромный проект, весь мир будет смотреть на тебя. А если вдруг неудача? Это же страшный удар по имиджу, а для качественных газет имидж – главное".

Еще одна причина положительного решения о начале сотрудничества в том, что нью-йоркские боссы WSJ не воспринимали Financial Times как «настоящего» конкурента – в Америке The Wall Street Journal конкурирует в первую очередь с The New York Times, а с Financial Times – в Европе, но из Нью-Йорка это не очень заметно.

Кроме того, хотя Financial Times и The Wall Street Journal были конкурентами, внутри компаний не существовало никаких предубеждений или табу на общение друг с другом. Более того, в тот же самый момент руководители компании Dow Jones (владевшей WSJ) уже вели переговоры с менеджментом компании Pearson, владеющей газетой Financial Times, о других совместных проектах.

Естественно, были и экономические причины для партнерства: после кризиса 1998 г. и без того небольшой рекламный рынок в России сжался еще сильнее. Если бы FT и WSJ пришли в Россию по отдельности, им пришлось бы делить этот и без того не очень калорийный пирог.

Карен Хаус

Наконец, немаловажная причина успеха трехсторонних переговоров в том, что их участники прониклись друг к другу симпатией и уважением.

"В такого рода проектах очень важен вопрос личного доверия, – говорила Карен Хаус. – Я уважала Дэвида и доверяла ему. Мы встретились с Дерком, провели с ним день и тоже прониклись к нему уважением. Постепенно для нас в WSJ стало совершенно очевидно, что Дерк будет самым лучшим партнером в России".

"Мы встретились с Карен уже после того, как Дерк вступил с ней в переговоры, то есть ситуация была достаточно пикантной, - признавал Дэвид Белл. - Но мне очень комфортно работалось с Карен. У нас не было ни одного спора по поводу «Ведомостей".

"Мы разделяли подход Дэвида к началу бизнеса в России: мы были согласны с ним, что главные риски для нас не финансовые, но репутационные, - говорила Карен Хаус. - Нам необходимо было быть уверенными, что Дерк сможет найти людей, соответствующих самым высоким стандартам. Потому что если бы Дерк сделал ошибку в подборе журналистов, это бы было воспринято как ошибка The Wall Street Journal и Financial Times».

Принципиальное решение о запуске совместной газеты в России было принято летом 1998 г. Но в августе того года в стране разразился финансовый кризис: правительство России объявило дефолт и в несколько раз девальвировало рубль. К чести акционеров, они не испугались начать бизнес в стране в это непростое время, и будущее показало, что это было очень мудрое решение: в кризис, когда некоторые из потенциальных конкурентов разорились и все стало дешевле, выходить на рынок оказалось по многим параметрам даже легче. Объявление о создании «Ведомостей» было сделано в декабре 1998 г., газета начала выходить с сентября 1999 г.

Конечно, у нового проекта нашлось немало критиков. Среди прочего скептики говорили, что газета, для создания которой объединились два конкурента, нежизнеспособна – дескать, противоречия между конкурентами рано или поздно убьют проект. Но Financial Times и The Wall Street Journal были всего лишь конкурентами, а не врагами – их руководители прекрасно поладили в совете директоров «Ведомостей». Более того, «Ведомости» стали для них прекрасной площадкой для встреч и обсуждений не только российского издательского бизнеса, но и глобального – до этого поводов для встреч у конкурентов было немного.

Поделиться