Регистрация Подписка




Михаил Слободин, генеральный директор «Вымпелкома», о борьбе с кризисом и своей миссии 

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан призывает не воевать, а сближаться9

Доля нелегального софта в России уменьшается

Уровень пиратства на рынке делового софта снижается, но все медленнее. В 2011-2013 годы падение составило всего 1 процентный пункт. Аналитики объясняют это бездействием правоохранительных органов и ростом массового рынка


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы 
  • В избранное
Доля нелегального софта в России уменьшается

Фото: Максим Стулов/Ведомости


  Эта публикация основана на статье «Пиратский софт отступает, но не сдается» из газеты «Ведомости» от 25.06.2014, №112 (3616).

В 2013 г. производители ПО могли бы заработать в России дополнительно $2,6 млрд, сообщила вчера международная ассоциация производителей программного обеспечения BSA, заказавшая исследование у аналитической компании IDC. В такую сумму она оценила доходы, недополученные софтверными компаниями из-за установки российскими пользователями нелицензионных программ. Количество таких установок сократилось по сравнению с 2011 г. на 1 п. п., в прошлом году на них пришлось 62% всех используемых в России программ. Коммерческую стоимость всего нелицензионного ПО, используемого в мире, BSA оценивает в $62,7 млрд, а его доля в общем количестве установок выросла на 1 п. п. до 43%.

По данным BSA, за последние 10 лет доля пиратского софта в России сократилась на четверть — с 87% в 2003 г. до нынешних 62%. Страны БРИКС тоже начали с 87%, однако их нынешний показатель — 67%.

По мнению авторов исследования, пользователи выбирают лицензионное ПО из соображений безопасности. Ранее Microsoft совместно с компанией Group-IB, которая специализируется на расследовании киберпреступлений, проводили исследование рынка нелицензионного софта и установили, что только 2% пользователей, которые ищут софт в интернете по ключевой фразе «скачать Windows бесплатно», получают безопасное ПО. Но в отчете BSA речь идет скорее о недополученной выручке правообладателей, чем об обороте киберпреступности, считает руководитель направления защиты брендов Group-IB Руслан Кривулин. Доходы киберпреступников Group-IB оценивает в $1,07 млрд. Эта сумма складывается из выручки от интернет-мошенничества ($440 млн), рассылки спама ($229 млн), взаимных услуг злоумышленников ($195,6 млн; например, обмен базами данных и учетными записями), а также DDoS-атак ($109,8 млн). Прямую корреляцию между масштабами использования пиратского софта и реальными угрозами вычислить сложно, однако вероятность стать жертвой злоумышленников в случае использования пиратского ПО повышается в разы, добавляет Кривулин.

Чтобы отстаивать авторские права, нужны серьезные инвестиции и специалисты, объясняет руководитель отдела по продвижению лицензионного ПО Microsoft Дмитрий Береснев, так что это под силу только крупным организациям. Например, затраты Microsoft на защиту авторских прав и продвижение лицензионного ПО по всему миру составляют сотни миллионов долларов. В России же, продолжает он, только в 20% случаев продукты Microsoft используются полностью без лицензии, а 62%, о которых говорится в исследовании IDC, складываются во многом за счет «недолицензирования», когда реально используемое на предприятии ПО не соответствует закупленным лицензиям.

Наибольшим спросом у российских пиратов пользуются продукты Microsoft, а также производителей узкоспециализированного ПО — Adobe, Autodesk, Coral, говорит региональный менеджер BSA Алексей Черный. Уровень пиратства в сегменте специализированного ПО снижается медленнее, чем в массовом сегменте, добавляет он. Лицензирование профессионального софта осложняется тем, что российские IT-специалисты знакомы с ним хуже, чем с другими программными продуктами, считает представитель Autodesk Сергей Маркин.

По мнению Черного, каждый следующий шаг в сторону снижения уровня пиратства в России будет даваться все сложнее. Причины тому — то, что многие корпорации уже развернулись в сторону лицензионного ПО, и снижение активности правоохранительных органов, объясняет он. По статистике МВД, в 2013 г. в России было зарегистрировано 2584 преступления по ст. 146 УК (нарушение авторских и смежных прав) — меньше, чем и в 2012 и в 2011 гг. (3580 и 5033 преступления соответственно). Тогда как на пике активности — в 2007 г. — МВД регистрировало 7874 таких преступления. Снижение этих цифр Черный объясняет реформой МВД и переформатированием состава профильных отделов. Также, по его мнению, полиция перестала проявлять собственную инициативу и теперь действует только по точечным обращениям граждан и правообладателей. На сайте BSA есть специальная форма, с помощью которой можно сообщить о правонарушении. За год, по словам Черного, набирается около 500 обращений, но лишь 10% из них становятся основанием для дальнейшей проверки.

Многие российские производители ПО из-за высокого уровня пиратства не рассматривают Россию как ключевой рынок, поэтому и не пытаются жестко контролировать покупку лицензий, рассказывает Береснев из Microsoft. Черный считает, что проблема заключается в соблюдении законов, а не в их содержании. Помимо силового варианта развиваются такие формы контроля за рынком, как гражданская проверка и аудит вендора, рассказывает он. Гражданскую проверку проводят судебные приставы вместе с юристами BSA, в результате этих действий в 2013 г. было подано 13 исков, восемь из которых были удовлетворены. Аудит вендора обычно предусмотрен контрактами, которые крупные производители ПО заключают с предприятиями-пользователями; он позволяет правообладателям контролировать компании, но они используют этот инструмент не слишком активно, добавляет Черный.


 
1.
Туроператоры перевезли Египет в Сочи 
2.
«Дикси» снимает с продажи водку от «Синергии» и Roust 
3.
«Стройгазконсалтинг» может достаться Газпромбанку